nik_rasov

Собеседование 22

Валерий не носил строгий костюм, а обходился свитером с высоким воротником и джинсами. Вид Валерий имел демократичный и ко всем обращался на «ты».

— Ты, давай, тоже тут не церемонься, — сказал он Андрею. — «Выкать» мне не надо, смекнул?

— Да, — сказал Андрей.

— Равенство, как считаешь? — спросил Валерий и подмигнул. — Демократия?

— Меня устраивает, — ответил Андрей и пожал плечами.

— «Устраивает!» — передразнил Валерий. — А чего б тебя не устраивало? Это правило. Правило установил я. Можем общаться на «вы». Или — ты ко мне на «вы», а я тебе стану «тыкать». Вариант? А так — оба на «ты» и вроде как всё у нас демократичненько и свободненько, а на самом деле — это правило. То есть мой личный диктат и ничего больше вся эта штука не значит, смекнул?

— Смекнул, — сказал Андрей.

— Что смекнул?

— Ты здесь старший.

— В точку! — сказал Валерий и улыбнулся. — Пойдём, покажу тебе «грядки».

По первому этажу купеческого дома тянулись узкие длинные классы. Их большие окна выходили во внутренний двор. Со стороны коридора стена классов тоже была разделена застеклёнными прямоугольниками. Не для света, конечно, а для обзора. Сквозь эти внутренние окошки виднелись ряды столов. За каждым сидел человек. На каждой столешнице стоял ноутбук и стационарный телефон. Сидящие то смотрели на экраны ноутбуков, то снимали телефонные трубки и что-то в них говорили.

Кабинеты смахивали на большие теплицы и название «грядки» действительно подходило к ним.

— «Огурцы», — сказал Валерий, кивнул головой в сторону сидящих за столами и постучал ногтём по стеклу. — Мы их видим — они нас нет. Пойдём!

Они вошли в небольшой кабинет. В нём находился всего один человек. На стенах висели экраны. Разделённые на небольшие квадратики. В квадратиках — лица, лица, лица...

Валерий прикоснулся к экрану пальцем. Один квадратик увеличился, и стало видно, что он показывает крупным планом лицо девушки. Девушка была совсем молодая. Перламутр век. Тушь ресниц.

Знает про камеры и знает, что её рассматривают и уже давно не реагирует на это.

— Звякни ей, Вова! — сказал Валерий.

Вова снял телефонную трубку. Прокашлялся. Пошевелил губами, словно разминая их перед тем, как начать говорить. Нажал кнопку. Девушка на экране тоже взяла трубку и сказала в неё:

— Служба поддержки компании «Метрополия» здра...

— А какого хрена! — зарычал Вова. — Какого, спрашиваю, хрена! Где мой товар?!

— Какой товар? Вы кто?

— Кто?! Что значит — кто?! Я тебе, дура, три раза сегодня звонил! Ты мой голос в хоре уже узнавать должна!

— Напомните, пожалуйста, вашу проблему и я постараюсь решить её максимально быстро.

Девушка говорила вежливо, бесстрастным тоном, на на экране было хорошо заметно как дрожат её губы.

Вова не сдавался и продолжал:

— Что ты можешь решить, овца?! Тебе не в поддержке работать, а на рынке мигрантов обслуживать, да и то — никто не позарится, потому как рожей не вышла!

— Если вы объясните мне вашу проблему, то я гарантирую вам быстрое её решение.

Андрей готов был поклясться, что голос девушки ни на секунду не дрогнул. Но вот лицо менялось. Нижняя губа плаксиво отвисла, уголки глаз опустились.

— Нет у меня проблем, это у тебя они скоро будут!

Вова закончил разговор. Аккуратно опустил трубку на рычаги и принял невозмутимый вид. Как физкультурник, который подошёл к снаряду, выполнил упражнение и сел на скамью.

Девушка на экране некоторое время ещё держала телефонную трубку возле уха. Потом тоже положила её. 

Андрей увидел, как медленно скатилась слезинка по щеке девушки, но сама она не обратила на это внимания. Кто-то протянул ей носовой платок. Валерий повёл пальцами по экрану, и стало видно, что платок дал парень, сидящий рядом с девушкой.

Валерий указал на него и сказал Вове:

— Этого — на все четыре стороны. Лист стажировки мне на стол, я подпишу. Благородные рыцари на белых скакунах нам здесь без надобности. Если ему так уж нужны башни, принцессы и драконы, пусть ищет всё это в другом месте.

Вова равнодушно кивнул.

— Пойдём дальше, — сказал Андрею Валерий. 

Они покинули кабинет. 

Здание городского купеческого общества не раз меняло хозяев за историю своего существования, и не раз его внутренности подвергались перепланировке. И теперь коридоры, переходы и лестницы образовывали лабиринт, в котором Андрей, без сомнения, заблудился бы, не будь при нём провожатого.

— Стрессоустойчивость, — сказал Валерий. — Спокойствие, вежливость и предупредительность при работе с нервными клиентами — вот на что сейчас натаскивают «огурцов». Хочешь к ним в группу?

— Нет, — сказал Андрей. — Да вы и не собираетесь меня в неё включать.

— Почему так думаешь?

Андрей пожал плечами и сказал:

— Тогда не водил бы меня за кулисы.

— Смекнул! — сказал Валерий. — Между прочим, полезная вещь эти тренировки. Стажёры привыкают не отвечать на агрессию. С ними потом проще работать. Есть вопросы?

— Да, — сказал Андрей. — Почему вы используете эти старые телефонные аппараты? Почему не наушники с микрофонами?

— Почему, почему... А мне нравится смотреть, как стажёры кидают трубки, когда сильно разозлятся! Такое забавное зрелище — несколько телефонов уже разбили.

Прошли двадцать шагов. Валерий распахнул очередную дверь, и они очутились во внутреннем дворе. Мощёные брусчаткой дорожки пересекали двор в нескольких направлениях, но все сходились к его к центру. Там стояла высокая четырёхгранная пирамида, построенная, казалось, из одного стекла. Сквозь прозрачные стены можно было различить, что пирамида почти доверху заполнена какой-то тёмной массой.

Низкое небо прикрывало двор-колодец словно тяжёлая крышка. 

—  Что главное в продажах? — спросил Валерий.

— Ну, продавать больше. Продавать дороже.

— Запомни! — сказал Валерий. — Главное — не товар, а покупатель. Можно искать покупателя на конкретный товар, а можно найти клиента и уже потом решить, что ему предложить. Предложить то, что его безусловно заинтересует. Вот таких покупателей ты и будешь искать, смекнул?

— Да. А что я им буду предлагать?

— Тут уже всё индивидуально. У корпорации достаточно всякого рода товаров. Для каждого что-нибудь, да найдётся. И не обязательно продавать за деньги. Корпорация принимает разные виды оплаты.

Они подошли к стеклянной пирамиде.  

Валерий сказал:

— Хотя и деньги. Без них не останешься, не переживай. «Бизнес-класс» и «экономкласс» даже пишутся по разным правилам. Держись бизнес-класса, мой тебе совет.

Дверь в пирамиду тоже была изготовлена из стекла. За ней располагался небольшой тамбур, и когда они его миновали, то сразу перенеслись из слякотной осени в лето.

Внутри пирамида оказалась больше, чем можно было бы судить по её внешнему виду. Зеленели на клумбах травы. Тянулись вверх незнакомые Андрею кустарники и деревья. Среди камней альпийской горки пламенели цветы. Звонкий, чистый голосок ручья и щебетанье птиц.

Естественного освещения не хватало, и жизнь растений поддерживал свет фитоламп. 

— Наша роща, — сказал Валерий. — Стажёрам сюда нельзя, но тебе разрешается.

Под ногами хрустела каменная крошка. Аллея петляла между зелёных зарослей. За одним из поворотов Андрей увидел деревянный столб, врытый в землю. Пятна разноцветной краски на нём — видимо мишени. В столбе засело несколько оперённых стрел. Андрей так и не понял: был ли столб предметом интерьера, или некто действительно упражнялся здесь в стрельбе из лука?

Впереди посветлело. Аллея вывела их к стеклянной грани пирамиды. Здесь было просторно. Пол выстлан плитами из белого известняка. Несколько деревянных столов и кресел стояли как попало, безо всякой попытки расставить их так, чтобы соблюсти хоть какую-нибудь симметрию.

Андрей вдруг почувствовал слабый аромат мяты и оглянулся по сторонам.

Алина.

Она стояла у дерева с гладким стволом и широкими, мясистыми листьями, и держала в руках его толстую ветку. Всё тот же белый халатик плотно облегал её крепкое тело. Серёг в ушах не было. Из-под закинутых назад белых волос выглядывали розовенькие мочки ушей.

Но глаза у Алины были такими же синими и глядели на Андрея так же спокойно и приветливо, как и при первой их встрече.

— Здравствуйте, Андрей! — сказала Алина. — Я провела анализы и должна сообщить вам, что вы абсолютно здоровы.

— Рад это слышать, — ответил Андрей.

Тут Алина отпустила ветку, и та внезапно ожила и медленно двинулась вверх по стволу дерева. То ли питон, то ли удав, то ли ещё какая из этих ползающих тварей. Андрей с опаской проводил змею взглядом.

Алина улыбнулась. Добавила немножко и своего света в эту оранжерею.

Потом она подошла к столику. На блюде лежали круглые плоды граната. Красные, с желтыми потёртостями на боках. Алина взяла один, легко разломила его на несколько частей и один ломтик протянула Андрею.

— Ешьте, — сказала она. — Полезно для мужского организма.

Андрей послушно взял предложенное и сразу съел несколько зёрен. Они были не приторно-сладкие, а с лёгкой кислинкой и очень сочные. Он жевал и смотрел на пальцы Алины, омоченные в кроваво-красном соке граната.

— Я б тоже съел, — сказал Валерий. — Если так полезно для мужского организма. Только надо потом протестировать, да, госпожа медсестра?

Алина перевела взгляд на Валерия и ровным тоном произнесла:

— Вы слишком привыкли общаться со своими «огурцами», Валерий. Не переносите эту манеру общения на штатных сотрудников «Метрополии», и тогда мне не придётся как-нибудь заявить вам, что вы становитесь несносным.

После этих слов Алина повернулась и ушла, и листва скрыла фигуру девушки.

Андрей посмотрел ей вслед, а потом глянул на Валерия и заметил, что после замечания Алины лицо его немного изменило выражение. 

«Чего это он?» — подумал Андрей.

Он совсем не знал Валерия, но сказал себе: «Читай! Прочитай его. Ты же можешь, ты — специалист по продажам».

И он пристальней вгляделся в лицо куратора своими амальгамными глазами и внезапно осознал: «Он испугался! Он её боится до чёртиков!»

Валерий отошёл к фонтану, журчавшему неподалёку. В бассейне плавали красные и жёлтые рыбки. Их спинки выделялись яркими фонариками на фоне мозаичного дна.

Валерий намочил ладонь под струёй воды и протёр себе лицо и шею.

Когда он повернулся спиной, Андрей украдкой взял с блюда гранат и попытался его разломить, как это недавно сделала Алина. Но у него ничего не вышло.

Кожура у граната была жёсткая. И сам плод был твёрдый, спаянный изнутри волокнистыми перегородками, и он не поддался.

***

Серые глаза.

Кира заметила их взгляд сразу, как только вошла в кафе. Заметила среди других обратившихся на неё взглядов.

Серые глаза. И волосы, хорошо знакомого Кире соломенного цвета.

На неё пристально смотрела Вера Луговая.

   

 

  


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.