nik_rasov

Categories:

Собеседование 21

На следующий день Вера Луговая тоже не появилась в агентстве недвижимости «Веста».

Девочки и мальчики подождали часок, а потом решили, что надобно и позвонить и узнать — а в чём, собственно, дело?

На звонки Вера не отвечала. Позвонили тогда её водителю Толику, но тот ответил, что от хозяйки ни слуху ни духу, и что вообще у него всё это уже давно сидит в печёнках, и он устал подлаживаться под взбалмошную Веру, и прямо вот сейчас отправляется в деревню к брату, где примется строить теплицу, пить водку и есть шашлык, а если Вера в конце концов объявится, то его телефонный номер у неё есть.

Толик вёл разговор грубо и прямолинейно.

Так что все поиски ясности не вносили, и вскоре Кира очутилась перед входной дверью Вериной квартиры. Сделала вызов и услышала, как за дверью, где-то в глубинах квартиры, заиграла мелодия. Мелодия играла столько, сколько длилось соединение, и как только Кира дала отбой, прекратилась.

Кира приложила ухо к прохладной поверхности двери. Никаких шорохов или голосов. Никакого движения. Только еле слышные звуки работающего телевизора.

И даже в сумерках, когда Кира ещё раз посетила Верин дом, окна квартиры оставались тёмными и пустыми.

Через несколько дней Кира вновь стояла перед той же самой дверью, только на этот раз уже в компании двух сотрудников полиции и слесаря. Слесарь повозился с замком, дверь растворилась, и полицейские шагнули внутрь. Они разошлись по комнатам, а Кира вошла вслед за ними в прихожую. Увидела, как сквозь щель неплотно закрытой двери в ванную комнату пробивается полоска света. И это было как с запретной комнатой в замке Синей Бороды и хотелось войти в неё, и хотелось туда не входить, и предвидя, что лучше бы ей этого не делать, Кира потянула дверь на себя.  

В ванне лежала Вера. Лежала в том виде, который придал ей своими трудами Дмитрий Эдуардович. Отражённые лучи света мгновенно упали на роговицы Кириных глаз, сфокусировались хрусталиком, превратились в маленькое перевёрнутое изображение и тут же Кирин мозг позволил ей увидеть всю картину целиком и вдобавок идентифицировал и запомнил запах пахучих молекул, которые Кирин нос втянул в себя вместе с воздухом ванной комнаты. Мозг сохранил и то и другое, чтобы потом иметь возможность раз за разом демонстрировать увиденное Кире на протяжении всей её жизни. 

На крик Киры сбежались полицейские. Один заматерился, обнял Киру за плечи и повлёк к выходу, а в руке другого возник пистолет. Полицейский погладил сверху чёрный, синеватый матовый ствол, щёлкнул затвор и полицейский крадучись и озираясь, продолжил осматривать комнаты одну за другой.

Дмитрий Эдуардович лежал в зале на диване. Работал телевизор. Полицейский посмотрел на Дмитрия Эдуардовича, потрогал его шею и сказал:

— Этот тоже умер. 

Потом, в полицейском управлении, улучив минутку между допросами и попытками впасть в истерику, Кира позвонила мужу и попросила его приехать.

— Ну никак не могу, — сказал Андрей.

— Андрей, — сказала Кира. — Веру убили.

— Да ты что? — сказал Андрей. — Вот дела.

— Андрей! Я её видела.

— Ох, Кира, бедная! Подожди меня дома, я как тут закончу — пулей прилечу.

— Андрей!

— Никак сейчас не могу! Ты ж понимаешь — только устроился и сразу прогуливать. Мне надо закончить стажировку. Потерпи. Ты у меня храбрая девочка.

До дома Киру подвезли на служебной машине. Она вошла в пустую квартиру, легла не раздеваясь на кровать, укрылась пледом и стала думать о том, какая она храбрая.

Плед был мягким, с коротким ворсом и лежать под ним было тепло.

— Кошки — и той у меня нет, — громко сказала Кира.

Никто ей не ответил. За окном догорал день.

— Просто одной обычной кошки, — снова сказала Кира. — Неужели это так сложно?

***   

Как знак отличия. 

Как символ доблести и эмблема сопричастности.

Андрей был отмечен, и на груди его белел картонный прямоугольник. И давал ему право входить туда и бывать там, куда другому человеку с улицы не так-то лего было попасть.

Бейдж выдал Андрею его наставник Валерий. Он лично закрепил его на пиджаке нового стажёра центра «Цирцея» компании «Метрополия» и сказал:

— Через две недели ты его сдашь. Не потеряй. Либо просто сдашь, либо поменяешь на новый.

Валерий не носил строгий костюм, а обходился свитером с высоким воротником и джинсами. Вид Валерий имел демократичный и ко всем обращался на «ты».


   

  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.