nik_rasov

Categories:

Дени Дидро даёт характеристику русским

Возможно каждый человек не прочь иной раз посплетничать и перемыть кости своим знакомым.

Не прочь мы, кстати, и дать оценку тому или иному народу. Причём, чтобы наградить иностранцев каким-нибудь ярлыком, многим вовсе не обязательно жить среди них хоть какое-то время или просто познакомиться с ними близко.

Дени Дидро в одной из своих многочисленных записок к Екатерине II взялся охарактеризовать русскую нацию. И мне думается, что к его словам вполне можно прислушаться.

Во-первых Дидро пишет, опираясь на собственный опыт. Он жил в Петербурге и общался с русскими.

Во-вторых Дидро — товарищ авторитетный. Он философ и написал «Энциклопедию». Конечно, написал её не один, но всё равно это был тяжкий труд, сложнее, чем нам всем миром создавать «Википедию».

Вот давайте и дадим ему слово.

Мне кажется вообще, что ваши подданные грешат одной из двух крайностей: одни считают свою нацию слишком передовой, другие — слишком отсталой. Те, которые считают её слишком передовой, выказывают этим свое крайнее презрение к остальной Европе; те, которые считают её слишком отсталой, являются фанатическими поклонниками Европы.
Первые никогда не выезжали из своей страны; вторые или не жили в ней достаточно долго, или не дали себе труда изучить её.

Ну что тут скажешь? 

По-моему такое положение справедливо и для сегодняшнего дня. Я встречаю людей, которые готовы оправдать любое зло или неурядицы, существующие в России, и с пеной у рта доказывать, что всё у нас прекрасно, а негативные стороны — это наговоры и козни врагов.

Встречаю и таких, которые готовы смешать с грязью все достижения в нашей истории, лишь бы только доказать, что русская нация — самая ничтожная и неумелая на планете.

Да и сам я, признаюсь, грешен. Бывают дни, когда я готов встать на одну точку зрения, а бывают — когда я склоняюсь ко второй. Но в своё оправдание должен заявить, что обычно стараюсь держаться середины и следовать фарватером меж Сциллой и Харибдой.

Потому, что прав Дидро — это всё крайности. 


Мне кажется, я подметил у русских вообще (за исключением Орловых) некоторую осторожность, недоверчивость, в противоположность той прекрасной откровенности, которая характеризует иные возвышенные, свободные и уверенные в себе души у нас и у англичан: у нас — в соединении с тонкостью, у англичан — с грубоватостью. Не знаю, какое чувство я им внушаю, но со мною они не таковы, какими они являются в отношениях между собой.

Тут Дидро, похоже, сетует, что русские с ним не откровенничают так, как привыкли это делать между собой.

Ну я готов и в этом покаяться — я тоже не склонен обсуждать многие вопросы с иностранцами. 

Но с другой стороны я не лезу к гражданам других стран со своими советами — как бы им следовало себя вести. Я, собственно, считаю, что это не моё дело и мне по большому счёту их внутренние проблемы вообще не интересны.


В характере русских замечается какой-то след панического ужаса, и это, очевидно, результат длинного ряда переворотов и продолжительного деспотизма. Они всегда как-то настороже, как будто ожидают землетрясения; будто сомневаются в том, прочна ли земля у них под ногами; в моральном отношении они чувствуют себя так, как в физическом отношении чувствуют себя жители Лиссабона или Макао. (...) Я уверен, что и мы испытывали то же, что русские, после Лиги, после смерти Генриха III, Генриха IV, после Фронды.

Любезный господин Дидро!

Если уж речь зашла о землетрясениях, то хочу сказать, что я живу в Крыму, и это — регион сейсмоопасный.

А по поводу упомянутого «длинного ряда переворотов» могу добавить, что детство моё прошло в «период застоя», юность — в перестройку, а молодость сопровождалась развалом моей страны и сменой политического и экономического устройства.

Такие вот регулярные перипетии.

И родившись и постоянно проживая в одном и том же городе Севастополе, я сменил уже третье гражданство.

Может мне и следует «всегда быть как-то настороже, как-будто ожидая землетрясения», а?


Но больше всего мне понравилось как Дидро закончил свою записку. Меня вообще располагают к себе люди, не стремящиеся к категоричности. Правда, следует учесть, что Дидро обращался к императрице и возможно только поэтому решил проявить хвалёную французскую галантность.


Быть может, во всем сказанном мною выше нет ни слова истины: это ведь беглый очерк, столь поверхностный, столь легкомысленный и вследствие этого столь рискованный, но, несомненно, что в головах ваших подданных происходит какое-то брожение...


Так вот как-то, да.

А в заключение хотелось бы полюбопытствовать: дорогие мои сограждане, как думаете — верны ли умозаключения французского просветителя, или наговаривает лягушатник?

Конечно я спрашиваю о дне сегодняшнем, а не о временах Екатерины II.

Но не так уж много, похоже, переменилось с тех пор, да?


P.S. Цитаты приводятся по записке Дени Дидро «Об учреждениях вашего императорского величества и о духе вашей нации». Собрание сочинений Дени Дидро, том Х, Государственное издательство художественной литературы, Москва, 1947 год.

И к Дидро я ещё, скорее всего, вернусь, а то тут недавно прочёл несколько его художественных произведений и надо же мне будет вставить свои пять копеек на тему а какой из него беллетрист?

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.