nik_rasov

Categories:

Собеседование 20

Но Андрей над всем этим задумываться не стал, и, уповая неизвестно на что, потянул дверную ручку на себя и дверь растворилась неожиданно легко несмотря на её размеры и вес.

Андрей прошёл внутрь.

Он снял в гардеробе верхнюю одежду. Паспорт протянул охраннику. Тот сверился с компьютером, пригласил Андрея за собой, и они вместе поднялись по парадной лестнице на этаж выше.  Мраморные ступени покрывала плотная красная ткань. Широкие перила покоились на пузатеньких балясинах. 

— Сюда, — негромко проговорил охранник.

Перегородка от пола до потолка из тяжёлых деревянных панелей. Потемневший от времени дуб. В перегородке — дверь, и охранник открыл её и ввёл Андрея за собой. В следующий отрезок длинного коридора.

«Центр профподготовки «Цирцея»

«Начальник кадрового отдела»

— Сюда, — снова сказал охранник.

Андрей вошёл в кабинет. Охранник прикрыл за ним дверь и остался снаружи.

Кабинет — большой прямоугольный зал, —  почти не освещался. Слабые солнечные лучи пробивались сквозь окна многогранного эркера и не могли дать достаточно света всему помещению в этот пасмурный день. В эркере стоял большой письменный стол. За ним, склонившись, сидел человек.

Андрей направился к нему.

Он шёл по середине кабинета, чьи стены терялись в полумраке. Виднелись деревянные столбы, поддерживающие потолочные балки. В некоторые балки были врезаны железные крючья. На них висели круглые люстры, но ни одна из них не горела. Высокие книжные шкафы почти упирались в потолок. Сквозь стекло поблёскивали золотом корешки книг. В проёме между шкафами Андрей разглядел кабанью колову с огромными клыками и злыми маленькими глазками. В другом — висел какой-то старинный рыцарский доспех. 

В широком зеве камина тлели дрова. Догорали ветки неизвестного растения, распространяя по кабинету аромат и волну тёплого воздуха. Паркет перед камином покрывала большая шкура животного. Мех был густой, длинный и, судя по виду, довольно жёсткий. На него падали слабые отсветы огня.

Андрей остановился в двух метрах от стола и увидел, что за ним сидит женщина.

Она оторвалась от бумаг и подняла глаза на вошедшего. Встала со своего места. Андрей заметил, какая она высокая. Почти с него ростом.

Женщина легко обогнула стол. Протянула Андрею руку.

— Хельга, — представилась она.

— Андрей, — сказал Андрей.

Пальцы к неё были длинными, тонкими, а рукопожатие крепким.

Серый брючный костюм облегал стройную фигуру. Распахнутый воротник белоснежной рубашки, и никаких украшений ни на пальцах, ни на запястьях. Ни серёжек в ушах. Только маленький медальон в форме сердца на тонкой серебряной цепочке чуть покачивался туда-сюда в том треугольнике, что приоткрывала расстёгнутая на верхние пуговицы рубашка. Касался кожи и норовил прильнуть к еле видимой ложбинке между грудей.

Хельга.

Тихий выдох — хэ, и сразу следом второй слог — эль! — когда язык легонько касается нёба.

— Садитесь, — сказала Хельга.

Андрей сел в кресло у стола, а хозяйка кабинета вернулась на своё место.

Смуглая кожа. Не тот оттенок, который можно приобрести посреди осени загорая в солярии, а тот, что даётся от рождения. Даётся кем-то из предков. Каким-нибудь смуглым, черноволосым человеком, который замешался давным-давно в череду сплошь белокожих родственников и вот сейчас, через много лет, дал о себе знать.

Хельга сказала Андрею, что в «Цирцее» он будет проходить двухнедельную стажировку. Что стажировка будет оплачена, что так принято в компании «Метрополия», и что ему надо подписать договор.

У Хэ — эль — ги были тёмные волосы до плеч. Очки в строгой прямоугольной оправе.

«Чуть за тридцать, — подумал Андрей. — Старше меня, может, лет на пять».

— Прочтите, — сказала Хельга.

«...именуемый впоследствии «Работник»... двухнедельную стажировку, начиная с...

Со своей стороны Работодатель обязуется выплатить... в размере...»

Впечатанная жирным шрифтом сумма производила впечатление.

— Вы согласны? — спросила Хельга.

Она чуть навалилась на стол. Медальончик в форме сердечка покачивался словно маятник.

— Согласен, — сказал Андрей.

— Тогда поставьте свою подпись.

Она протянула Андрею ручку с золотым пером. Андрей расписался. Приятно было писать этой ручкой — чернила красиво легли на белизну листа.

— По результатам стажировки вам будет предложена должность в компании «Метрополия». Вы же хотите у нас работать, да?

— Да, — ответил Андрей. — Я хочу у вас работать.

Влево-вправо колыхалось серебряное сердечко на фоне смуглой кожи.

— Вы, конечно, не передумали?

— Нет, — сказал Андрей. — Я не передумал.

А сам смотрел. Смотрел на медальончик, следил внимательно за его ритмичной пляской и даже не подумал, что вот сейчас Хельга сделает ему замечание, или прямо скажет: «А хватит пялится на мою грудь, молодой человек!» и рассердится.

Но ничего такого Хельга не сказала. Она немного переменила позу. Чуть перенесла центр тяжести или повела плечами, и серебряное сердечко заколыхалось немного быстрее и тогда Хельга сказала:

— Вам, Андрей, необходимо пройти коротенький медосмотр. Так у нас принято, вы же ведь не против?

— Я не против пройти медосмотр, — проговорил Андрей.

— Алина, зайди ко мне! — сказала Хельга.

Наверное, она перед этим нажала кнопочку и позвала неведомую Алину через какое-нибудь устройство связи.

Андрей этого не заметил. Он только почувствовал, как за спиной у него открылась и закрылась входная дверь. Тёплый воздух из камина среагировал на сквозняк и изменил направление своего потока.

Андрей обернулся.

По кабинету шла Алина.

Она шла там, где совсем недавно прошёл Андрей — по самой середине кабинета, и у него было достаточно времени, чтобы хорошо её рассмотреть.

Алина была блондинкой.

— Вот, — сказала ей Хельга. — Господин Андрей с завтрашнего дня выходит в наш центр на стажировку.

— Я поняла, — сказала Алина и, посмотрев на Андрея в упор синими-синими глазами, позвала его за собой. — Пойдёмте!

Андрей вновь оказался в знакомом коридоре. Теперь он шёл не за охранником в чёрном костюме, а за девушкой в белом халатике. Алина иногда оборачивалась через плечо, кидала взгляд на Андрея и улыбалась. Серьги, — два больших кольца из тонкой золотой проволочки, — блестели и дрожали при каждом движении девушки.

И Андрей шагал, стараясь не отстать, и двигался дальше в глубь здания, ведомый этим ослепительным блеском драгоценного металла. Мелькали маленькие туфли. Бёдра натягивали ткань халатика при каждом шаге.

От Алины исходил слабый запах мяты. Еле уловимый, но такой определённый, что Андрей мог бы следовать за ней с закрытыми глазами, не боясь потерять свою проводницу в сплетении коридоров и изломов лестниц.

Они внезапно оказались перед дверью. Алина открыла, и они вошли в медкабинет.

Тут было очень светло и всё было очень белым и слепящим.

Алина дала ему термометр, а сама задавала вопросы и щёлкала клавишами компьютерной клавиатуры.

— Снимите пиджак, — попросила она.

Закатала ему рукав рубашки.

— Крепкая у вас рука, — сказала Алина, надела ему манжету и измерила давление. 

Потом Андрей расстегнул рубашку и высоко задрал майку, а Алина прикладывала к его груди круглую мембранку стетоскопа, которая поначалу была холодной, но вскоре стала тёплой. Алина внимательно слушала. Андрей скосил на неё глаза сверху вниз. Он видел волосы Алины, разделённые аккуратным пробором, и решил, что она блондинка настоящая.

Его руку повыше локтя стянул жгут.

— Поработайте кулачком, — сказала Алина.

Провела пальчиком в том месте, где в руке Андрея проходили вены. Склонилась, чтобы лучше их рассмотреть и Андрей ощутил на своей коже её дыхание.

Тёмная кровь побежала по прозрачной трубочке и быстро наполнила пробирку. Алина вынула иглу. Приложила ватку. Запах спирта на мгновение перебил аромат мяты.

— Вот и всё, — сказала Алина. — Не забудьте завтра явиться на стажировку.

Андрей вышел из кабинета и обнаружил, что не имеет понятия в какую сторону следует идти.

Алина выглянула из-за двери.

— Заблудились? — спросила она. — Пойдёмте, я вас проведу.

Через десяток поворотов и несколько спусков и подъёмов они оказались в вестибюле и распрощались. Андрей вышел на улицу, сделал несколько шагов, почувствовал холод и осознал, что забыл свою куртку в гардеробе.

Он вернулся за ней. Потом сел в свою машину и доехал до дома. Ехал он неспеша, соблюдая указания знаков и разметки и не забывал включать и выключать указатели поворота.

Дома он прилёг на кровать и неожиданно для себя заснул, хотя не имел такой привычке — спать среди бела дня.

Проснулся он от того, что в квартире находился кто-то ещё. Он открыл глаза и с удивлением увидел, что это его жена Кира.

Ночью он спал с Кирой. 

Когда-то давно, ещё в школе, Андрей пытался выучиться игре на гитаре, но потом забросил это дело. А несколько лет спустя вновь взял в руки инструмент и удивился, что пальцы сами, безо всякого его участия, помнят как и на какие струны им требуется нажимать, чтобы из-под них вышла незатейливая мелодия, и он легко и без интереса её сыграл.

После всего, Андрей спросил у Киры, как у неё прошёл день. Он надеялся, что она просто скажет: нормально! — но Кира пустилась в объяснения, рассказала, что Вера Луговая не появилась на работе, и принялась ещё о чём-то говорить, но тут Андрей заснул.

Во сне он видел золото и серебро.

***

На следующий день Вера Луговая тоже не появилась в агентстве недвижимости «Веста».

Девочки и мальчики подождали часок, а потом решили, что надобно и позвонить и узнать — а в чём, собственно, дело?


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.