nik_rasov

Category:

Что нам делать с чёрным мушкетёром?

Тут отдельные представители нашей нетолерантной общественности немного возбудились, прослышав, что французы задумали ввести в очередную экранизацию «Трёх мушкетёров» новый персонаж — мушкетёра-негра.

«Три мушкетёра» — книга, которую экранизировали, наверное, наиболее часто, и должна ж была она в конце концов попасть в подобную историю?

Я немного подумал на эту тему и мне вдруг стало жаль чернокожих актёров.

Вы только представьте: человек весь, без остатка, посвящает себя служению благородной профессии, а выясняется, что путь к большинству ролей в фильмах по европейской классике для него закрыт.

Закрыт, граждане, из-за цвета кожи.

Да-с!

Ведь классические произведения создавались белыми, для белых, и персонажи в ней тоже белого цвета.

Ну, может, есть некоторое количество чернокожих.

На второстепенных ролях.

А из главных героев мне припомнились только два.

Во-первых мавр Отелло, которого традиционно рисуют нам с лицом чёрного цвета, а во-вторых «Таманго» от Проспера Мериме, автора бессмертной «Кармен». Но и Таманго — персонаж сомнительный. Он пьёт, продаёт своих соплеменников в рабство и вообще ведёт себя крайне нехорошо.

Правда, безжалостно убивает белых эксплуататоров и не лишён ореола героя и мученика. 


То есть киноактёру-негру приходится довольствоваться либо ролями незначительными, либо (если речь идёт о северо-американской классике) вообще ролями рабов.

Как в расистском фильме «Унесённые ветром».

Беда!


А в советском, например, кинематографе поступали как?

Если нужно было снять чернокожего героя, то или находили настоящего, как в кино «Цирк»,

или наш актёр мазал лицо чёрной краской, как Бондарчук в «Отелло».

Вот я и подумал: а может это выход?

И если чернокожий актёр до зарезу жаждет сыграть принца датского, то ему просто следует наложить грим? Покрасить, там, лоб, нос, я не знаю, уши, что ли... Белой, естественно, краской.

Только, боюсь, ничего хорошего не выйдет. «Гамлет» всё же трагедия, а здесь, когда загримированный на такой манер актёр возьмёт в руку череп и затянет свою волынку:

Быть или не быть — вот в чём вопрос...

зрители могут начать смеяться и — не дай бог! — подавятся ещё попкорном.


Есть, конечно, и в Африке своя классическая литература. Только её как-то слабо знают. Я бы даже сказал: вообще дохленько. А европейцы писали про Африку как под копирку и всё на один сюжет: белый господин приезжает на Чёрный континент, и тут начинаются безумные приключения!


Есть ещё один вариант.

Азиатский.

Актёрам с азиатской внешностью тоже тяжело ведь даются роли в европейской классике. Но они знают одну хитрость.

Вот Акира Куросава он что сделал?

Захотелось ему снять «Макбета» — он и снял. Только полностью перенёс действие из старой доброй Англии в феодальную Японию и всем персонажам дал японские имена.

А на роль Макбета пристроил своего любимца Тосиро Мифуне — телохранителя и отважного самурая.  

И точно так же Куросава поступил с «Идиотом» и с пьесой Горького «На дне».

Ну гений, что тут скажешь.

Но такой вариант подходит для кинематографа национального. То есть какая-нибудь киностудия Экваториальной Гвинеи вполне может взять и перенести действие «Ромео и Джульетты» в привычные её зрителям джунгли.

И рассказать о трагической любви девушки и юноши из двух враждующих племён.

Здорово может выйти, кстати!


Но не ехать же голливудским темнокожим актёрам сниматься за рубеж?

Да ещё в эту... Которую я выше написал.


Вот тот же Эдди Мерфи недавно рассказал, что его как-то чуть ли не силой заставили взять в фильм белого:

Нас вынудили пригласить белого актера, потому что в фильме должен быть кто-то белый. Тогда мы подумали о том, кто у нас есть смешной рядом? Луи. Мы знали его, он классный. Так он и попал в фильм.

Речь идёт о кинокомедии «Поездка в Америку» которая мне очень нравится. Ну там, как наследный принц одной африканской страны решил жить как простой человек и поехал в Нью-Йорк.

Помните?

Ох! Вижу не угодить этим боссам от кино — то им чтоб белый обязательно был, то чтоб чёрный непременно присутствовал!


Но вернёмся к «Трём мушкетёрам», пока я не запутался окончательно.

Некоторые говорят, что раз в книжке негров нет, то и в фильме их быть не должно.

Я отвечу: друзья, вы не правы!

Негры в книжке есть, тысяча чертей!


Откроем в первоисточнике главу «Погоня за снаряжением» и немножко поскладываем из букв слова.

В этой главе речь идёт о том, как мушкетёр Портос (белый!), в поисках средств для экипировки решил вызвать ревность в своей любовнице-прокурорше и стал подавать «тайные» знаки одной незнакомой ему, но весьма миловидной даме, прямо в храме божьем:

Заметив это, Портос снова закрутил усы, ещё раз погладил эспаньолку и начал подавать знаки красивой даме, сидевшей близ клироса, даме, которая, видимо, была не только красива, но и знатна, ибо позади неё стояли негритёнок, принесший её подушку для коленопреклонений, и служанка, державшая мешочек с вышитым гербом, служивший футляром для молитвенника, по которому дама читала молитвы.

Так что мы видим, что Дюма оставил потомкам из худсоветов от кино весьма неплохую зацепочку.

Ещё один гений! — вынужден воскликнуть я во второй раз.


И я даже кратенько готов набросать новый сценарий, полюбившейся нам истории.

Негритёнок состоит на службе у красивой дамы, которая не кто иная, как хорошо известная нам миледи. 

Леди Винтер.

И вот мы делаем негритёнка главным героем и рассказчиком.

Как-нибудь так:

«Когда я был юн, я находился в услужении у одной прекрасной и знатной дамы. Все называли её миледи. Она была ангелом, спустившимся на грешную землю Франции. Все окружающие обожали эту женщину и восхищались её добродетельностью и её отзывчивым сердцем.

Но вскоре над её очаровательной головкой сгустились грозовые тучи беды. Это произошло в тот несчастливый день, когда на пути моей госпожи возникла мрачная фигура гасконского дворянина д'Артаньяна.

Этот вероломный и бессердечный человек несомненно был послан на погибель моей покровительницы самим Сатаной...»

И так далее, и тому подобное, в популярном нынче течении...


И кстати, совсем несложно (чтоб уж до конца выдержать марку), сделать реверанс в сторону адептов ЛГБТ.

Чего стесняться?

Тем более имеется подходящий персонаж — милорд Джордж Вильерс, первый  герцог Бекингем.

О нём в Википедии так прямо и сказано — содомит, мол.

Так что тут и выдумывать ничего не надо.


Но как же, как? — могут меня спросить. Нельзя — ведь сам сюжет «Трёх мушкетёров», сама интрига, приключения — всё тесно завязано на любви герцога Бекингема к женщине.

К королеве Анне Австрийской.

Пф-ф-ф... скажу я. 

Легко!

Герцог Бекингем будет у нас влюблён в короля.

И даже не придётся переделывать диалоги. Просто вместо «королева» поставим «король» и вместо «Анна Австрийская» — «Людовик XIII»

Например:

— Продолжайте, сударь, продолжайте, король! — проговорил Бекингэм. — Нежность вашего голоса смягчает жестокость ваших слов... Вы говорите о святотатстве. Но святотатство — разлучать сердца, которые бог создал друг для друга!

— Милорд, — воскликнул король, — вы забываете: я никогда не говорил, что люблю вас!

— Но вы никогда не говорили мне и того, что не любите меня. И, право же, произнести такие слова — это было бы слишком жестоко со стороны вашего величества. Ибо, скажите мне, где вы найдете такую любовь, как моя, любовь, которую не могли погасить ни разлука, ни время, ни безнадежность?

Ну и песенка, конечно, за кадром:

— Я не сказал вам «да», милорд.
— Вы не сказали «нет»!
— Я не сказал вам «да», милорд.
— Вы не сказали «нет»!

А Анна Австрийская, совместно с Ришелье, строит козни, чтобы разрушить этот прекрасный союз двух любящих сердец.

Па-ра-па-па-па!..


Так вернусь к заголовку: что же нам делать с чёрным мушкетёром во французском фильме?

Да ничего, мне кажется.

Потому, что поделать с этими тенденциями мы ничего и не можем, верно? И это уже достаточное основание.

Можно, конечно, запретить в стране прокат всяких таких фильмов, не совпадающими с нашими взглядами, но этот путь мне не по душе.

А что и как снимать — пусть с этим разбираются жители тех стран, в которых всё это происходит.


Вот, помню, подростком гулял я как-то со своим двоюродным братом по ночному Симферополю куда я приехал погостить. И нас задержала милиция. Там у кого-то рядышком украли лобовое стекло с машины, а мы как раз гуляли себе поблизости, и нас, значит, заподозрили.

И доставили в райотдел, и допрашивали.

Но не били. Чему я потом, познакомившись с милицейскими методами работы поближе, искренне удивлялся.

И милиционер меня спросил:

— Чего вы шастаете ночью?

А я сказал:

— А я в своём городе свободно ночью ходил.

А он мне резонно заметил:

— У себя вы хоть друг друга в ж...

И далее назвал своими словами то действо, которое судя по всему полюбляли производить друг с другом герцог Бекингем и король Англии и Шотландии Яков I.


Вот я теперь и повторю: чего нам переживать по поводу новомодных штучек в Голливуде и прочих.

Пусть они у себя хоть...

Нам-то что?

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →