nik_rasov

Categories:

Собеседование 15

И ещё имелась у него одна особенность — в выключенном состоянии дисплей не становился чёрным, матовым и непроницаемым, а совершенно походил на обычное зеркало, в котором отражались предметы, обстановка комнаты и люди, которые попадали в поле его зрения.   

Беспроводное подключение не влияло на качество картинки. Изображение —  сочное и яркое. Превосходило прежнее. Превосходило то, что показывал экран, погубленный гипсовой уточкой.

Отсутствие провода соединения с компьютером. Монитор самодостаточен. Независимый пришелец в мир давно привычных предметов, наполнявших комнату Дмитрия Эдуардовича.

Почти всю ночь Дмитрий Эдуардович просидел за столом, рассматривая образы, возникавшие на экране, читая тексты, и всё больше и больше восхищаясь новым приобретением. И хоть им он был обязан Вере, но никакой благодарности к жене не испытывал.

О ней он позабыл.

Утром Вера Луговая проснулась. Принялась собираться на работу в агентство. Дмитрий Эдуардович ещё спал безмятежным сном и не услышал даже как она, уходя, сильно хлопнула дверью.

Проснувшись, Дмитрий Эдуардович первым делом включил компьютер.

В этот день он не занимался делами по дому, не ходил в магазин и почти ничего не ел.

Ему вспомнилось, как много лет назад он купил первый свой цветной телевизор. Телевизор в корпусе из фанеры, отделанной шпоном экзотических пород деревьев, что росли где-то далеко-далеко — в краях, в которых нет резкой смены сезонов, у деревьев не бывает годовых колец и узор на шпоне получается ровный и спокойный, окрашенный в непривычные для наших мест цвета.

Телевизор назывался «Рубин». В честь красного драгоценного камня.

И тогда после чёрно-белых передач можно стало смотреть цветные. И содержание их не имело поначалу особого значения. Хотелось смотреть даже, как диктор монотонно читает программу.

Тот первый цветной телевизор Дмитрий Эдуардович покупал сам. И сам доставил его в эту же квартиру, в которой жил до сих пор. Тогда он большинство вопросов решал самостоятельно, и это Вера стирала, готовила и хлопотала по хозяйству. И комнаты тогда делились по-другому, а не как сейчас — его комната, Верина комната и общий зал, в котором теперь они почти и не бывают, и лишь иногда Дмитрий Эдуардович проходит в ней пылесосом по ковру, да протирает пыль с неиспользуемого старого хрусталя.

Но тогда и время шло другое, и дети ещё только-только начинали подрастать, и ничего не говорило, не предупреждало о том, что он превратится в затворника, в домохозяйку и не сможет самостоятельно принимать решение о покупке такой доступной и необходимой человеку вещи, как компьютерный монитор.

А та, прошлая жизнь, миновала и осталась в памяти, словно и не с Дмитрием Эдуардовичем всё это происходило когда-то, а он обо всём этом от кого-нибудь услышал. 

Или прочитал где-то.

С тех пор мир изменился.

Технический прогресс подарил людям многое. И не нужен уже больше красивый шпон из жарких стран, а в почёте совсем другие материалы. Каменный век, Бронзовый век, Пластиковый век...

И громадное, беспредельное облако Глобальной Мировой Сети окутало землю и человечество. Сблизило континенты. Объединило мысли и речи людей в одно безграничное пространство, чьи рубежи отнесены неведомо в какую даль.

И люди вошли в него, и привнесли все свои пороки в этот новый, ещё недавно чистый мир, который теперь всегда находился рядом. 

И в горе, и в радости, и в богатстве и бедности...

Да.

Пока Сеть не разлучит нас.

Неожиданно монитор подарил Дмитрию Эдуардовичу ещё одно позабытое ощущение.

Однажды Дмитрий Эдуардович выключил компьютер. Экран тут же превратился в зеркало. Дмитрий Эдуардович некоторое время сидел и смотрел на собственное отражение, а потом выдернул сетевой шнур, встал из-за стола, взял монитор в руки, поднял его над головой и, вскинув голову, отправился в путешествие по всей квартире.

Так он делал в своём ужасно далёком детстве: держал над собой зеркало, смотрел в отражения, и осторожно шагал, боясь оступиться.

И сейчас позабытые впечатления вернулись. Пол и потолок, верх с низом поменялись местами. Окружающее пространство приобрело новые черты и лишилось привычных.

Он переходил из комнаты в комнату и всё смотрел в выключенный монитор. 

В его блестящую амальгамную глубину.

Она создавала новую реальность: отображала, переворачивала предметы, подчёркивала или разрушала их симметричность и манила Дмитрия Эдуардовича, очаровывая и обещая дать ему нечто новое и прекрасное.

Казалось, что можно вот-вот упасть вверх.

Но проникнуть в зазеркальный мир не представлялось ни единой возможности — холодная, хрупкая граница надёжно защищала его.

И не было никакой необходимости вздымать это зеркало всё выше, как поступили когда-то давно ученики злого-презлого тролля из андерсеновской сказки о Снежной королеве. Ведь монитор посредством Сети мог и так отразить в себе весь мир, и носить его по всем землям — пустое и совершенно лишнее занятие.

Вере Луговой нелегко стали даваться дни.

Холодильник стремительно пустел. Ужин не готовился. По утрам приходилось ломать голову, чем бы таким заполнить пробудившийся желудок. Дмитрий Эдуардович то спал в неурочное время, то сидел, вперившись взглядом в монитор, погрузившись странный транс, и только зрачки его жили и бегали туда-сюда в пределах жидко-кристаллического прямоугольника, стоявшего напротив него.

В магазин Дмитрий Эдуардович ходить перестал. Сам он, похоже, не испытывал особого дискомфорта от отсутствия в доме привычной еды. Иной раз он не глядя доставал что-нибудь из холодильника, наливал в чашку горячий или простывший чай, и торопливо съедал всё это за своим компьютерным столом.

Вере пришлось самой озаботиться покупкой продуктов и заняться готовкой.

Она молча, со стороны, наблюдала за своим мужем. Щёки и подбородок Дмитрия Эдуардовича заросли седой щетиной, а следы Вериных ногтей почти пропали, но их ещё можно было различить, если знать в какое место следует посмотреть.

И так как они ещё были видны, Вера пока сдерживалась и не хотела затевать новую ссору.

В один из этих нелепых, тягомотных дней Дмитрию Эдуардовичу встретилась новая информация о пещере в склоне горы  Коргонского хребта. Он прошёл по ссылке и попал на неизвестный ему ранее сайт.

Текста не много, но зато имелись фотографии.

Находку уже окрестили «Ромео и Джульетта», и сообщалось, что по предположениям археологов, около сорока тысяч лет назад оползень запечатал вход в пещеру, и два человека попали в ловушку.

Обнаружили два скелета, лежавшие друг подле друга. Один принадлежал мужчине, второй женщине, и высказывали предположение, что они погибли, оказавшись взаперти, от голода либо от недостатка воздуха.

Дмитрий Эдуардович скопировал фотографии. Рассматривал их во всех подробностях: пещера изнутри, пещера снаружи, общий план. Неподалёку от пещеры, в глубоком ущелье, бежала узкая речка. Скелеты действительно лежали рядом, чуть ли не в обнимку. В глубине находилась второе отделение пещеры, но там ничего интересного не было.

Зато на стене хорошо виднелись два негативных отпечатка ладоней на красном фоне. Покрупнее и выше — от левой руки, помельче и ниже — от правой.

Дмитрий Эдуардович принялся увеличивать изображение. Когда левая ладонь сделалась размером с его собственную, он приложил к ней свою.

Так они и встретились после многих и многих тысячелетий.

Неожиданно на экране возникла надпись: «Придумайте и введите пароль», и рядом свободное поле и виртуальная клавиатура. Тридцать три алфавитные буквы, прямоугольничек пробела и несколько знаков препинания.

Дмитрий Эдуардович всему этому нисколько не удивился. Он уже привык, что новый монитор может многое и такой фокус воспринял как нечто само собой разумеющееся.

Без раздумий, свободной правой рукой он набрал слова: «Сезам, откройся!»

Монитор ответил: «Этот пароль уже используется, выберете другой».

Секунду поколебавшись, Дмитрий Эдуардович ввёл первое, что пришло ему в голову: «Дима Луговой».

И едва он нажал на слово «Ввести», как в тот же миг кожей своей ладони, вместо гладкой поверхности дисплея, ощутил прохладу и шероховатость каменной стены пещеры. 

 

  

 

    

 

 

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.