nik_rasov

Categories:

Собеседование 14

Камень имел яйцеобразную форму, только плоский.

Дмитрий Эдуардович нашёл его на газоне, когда ходил в магазин. Размером с ладонь, гладкий и весил ровно столько, сколько нужно, чтобы его было приятно держать в руках.

И для всего этого когда-то с натужным скрипом приходили в движение континенты. Складка за складкой лепились горные цепи. Из глубин подымалась горячая патока расплавленных минералов, взламывала земную кору и застывала на поверхности. Жили и умирали организмы, спрессовывались давлением в слоёный пирог. Метеориты вспыхивали в атмосфере, падали и рассыпались осколками по лику земному.

Землетрясения колебали скалы. Сели и ледники гнали перед собой груды обломков. Возникали реки и влекли по своим руслам камни, шлифуя и смывая с них лишнее.

Летнее солнце, зимнее солнце. Ночь, день.

И камень принял такую форму и лёг на газон, чтобы затем удобно устроиться на ладони Дмитрия Эдуардовича. Камень умел ждать, никуда не спешил, но время его пришло.

Люди, конечно, скажут: случайность.

Само всё так сложилось, — скажут люди.

Люди вообще многое говорят.

Поначалу Дмитрий Эдуардович использовал молоток, но это было не очень удобно, и он боялся совсем расколоть камень. Тогда Дмитрий Эдуардович достал зубило. Зубило тоже было старым, хотя его годы не шли ни в какое сравнение с возрастом камня.

Боёк зубила давно сплющился под множеством перенесённых ударов. Рубящая кромка затупилась. Следы ржавчины. Мелкие, словно оспины, раковины в металле. На тонком тельце выдавлено — «Ц. 56 коп.»

Дмитрий Эдуардович осторожно постукивал по краям камня зубилом. То тут, то там. То тут, то там. Камень потихоньку крошился. Сыпались отщепы. 

Наконец камень приобрёл две острые кромки. Бифас. Союз камня и инструментальной стали родил его. 

Древний друг человека — ручное рубило.

Им можно вскапывать землю. Рубить ветви деревьев. Кроить шкуры животных.

И орошать почву кровью врагов своих.

Ведь дожди не несут достаточно влаги.

Покинем же дома, заострим мечи и сойдёмся в поле, чтобы выше стояла пшеница будущим летом. Жарче разведём огонь в печах, чтобы удобрить огороды пеплом.

«Удобрять» и «унавоживать» — слова-синонимы. Хоть корни у них и разные, они идут всегда рядом. И осенённое венцом двуногое существо — пуд добра на три пуда дерьма.

Дмитрий Эдуардович давно ничего не изготавливал своими руками. Он невысоко подкинул рубило и поймал его неожиданно ловко.

Компьютерный монитор светил бесполезным светом. От его центра, клюнутого гипсовой, раскрашенной уточкой, разбегались трещинки. Невозможно ни читать, ни смотреть. Только кое-где по краям ещё можно было что-то разобрать.

— Тварь сумасшедшая, — вслух сказал Дмитрий Эдуардович. — Скотина!

Вера Луговая ещё утром ушла на работу и слышать этих слов не могла.

А Дмитрий Эдуардович сходил в магазин за хлебом и молоком, приготовил ужин и вот теперь сделал рубило.

И сидел с ним перед разбитым экраном.

Монитор, безусловно, требовалось поменять. Купить взамен новый. Но кто должен был исполнить это? Тот, кому монитор необходим, или тот, кто испортил прежний?

Можно позвонить Вере и сказать: а ну-ка, купи мне новый взамен разбитого! Но это означало бы сдаться, пойти на переговоры и занять позицию просителя. Можно было бы пойти и купить самому. Но как-то так выходило, что не много денег имелось у Дмитрия Эдуардовича в доме, в котором он вёл хозяйство. Всеми их финансами распоряжалась Вера. Покупки подобного рода проходили через её обязательное согласие, и Дмитрий Эдуардович не решался обойти эту инстанцию. Да и денег у него хватило бы только на какую-нибудь дешёвую модель.

И хоть рубило сделал именно он, но за добычей каждый день уходила Вера, а Дмитрий Эдуардович давно привык сидеть в пещере и поддерживать огонь в очаге.

И он ничего не делал. Просто грел в руке новенькое рубило, изготовленное из старого камня, и прислушивался к собственным невесёлым мыслям.

На левой его щеке краснели хорошо различимые следы Вериных ногтей.

Чуть позже он решился, встал, оделся и вышел из квартиры. Дмитрий Эдуардович отправился в ближайший ларёк и приобрёл в нём крохотный тюбик клея, которым можно склеить всё, что душе угодно.

Он вернулся домой и аккуратно приклеил гипсовой уточке отломанное крыло.

Вылечил птичку

***

Вера Луговая знала, что монитор придётся покупать ей. Только она не представляла, какой именно. Следовало бы позвонить мужу и спросить, но этого она не делала.

«Хорёк!» — подумала Вера Луговая.

Затем пошла спросить у девочек.

— А какой монитор к компьютеру лучше брать? А то я случайно разбила у своего олуха.

Девочки принялись советовать. Кира сказала:

— А ты позвони Лозинскому. Их компания как раз компьютерами торгует.

Идея Вере пришлась по нраву. В магазине любой человек способен купить, если у него, конечно, есть деньги. Другое дело — достать. Купить по-знакомству. Через знающего человека. И даже если позже выяснится, что знакомый воспользовался твоим доверием и заломил цену выше рыночной, всё равно в душе остаётся лёгкий привкус эксклюзивности сделанной покупки. И можно себя убедить, что купленная вещь какая-то особенная и отличается от других.

Человек чуть ли не во всём сумеет себя убедить, если подумать.

Вера Луговая мысленно составила несколько первых предложений. Она всегда так делала перед разговором по телефону.

— Алло! — ответил советник уже после второго гудка. — Здравствуйте, Верочка!

— Здравствуйте, Лев!

— Хотите сообщить мне дату сделки?

— Нет ещё. Дата пока не назначена. Просто хотела сказать вам, что я передала задаток собственнику квартиры. Он его принял. Никаких изменений с его стороны, а насчёт сделки я перезвоню вам завтра, когда буду знать точно.

—  Спасибо, что поставили в известность, Верочка! Как сами?

— Как-как... Напоили женщину своим коньяком, а теперь спрашиваете!

— По капельке же, по капельке! Да и как без этого? То ли ещё будет, когда покупку оформим!

— Ох, пугаете вы меня, Лев.

— Не бойтесь!

— Я вот у вас ещё хотела узнать...

— Слушаю.

— Вы же компьютерами торгуете, да? Не подскажете, какой монитор лучше брать, а то мой домашний сломался.

— А вы компьютер давно покупали?

— Ну-у... Лет пять, наверное.

— Смотрите, — сказал Лев Лозинский. — Я могу оформить монитор через свою дисконтную карту в нашей компании. Пятьдесят процентов — ни много, ни мало! Как советник, я имею некоторые льготы, так надо ж воспользоваться! А монитор доставят вам домой и мальчик там всё подключит, хотите?

— А монитор хороший? А сколько денег?

Советник сказал, что другого такого монитора она в городе не найдёт. Что  это из отдельной партии, не поступившей пока в широкую продажу. И назвал сумму с учётом собственной скидки. Выходило на несколько тысяч меньше, чем Вера  собиралась потратить.

— Да! — сказала Вера.

— Часиков в семь вас устроит? — спросил Лозинский.

И к семи часам вечера действительно приехал «мальчик». Внёс в квартиру Веры Луговой картонную коробку. Распаковал её в комнате Дмитрия Эдуардовича. Поставил новый монитор на стол и всё подключил, как и обещал Вере советник компании «Метрополия» Лев Лозинский.

***

Новый монитор несколько превосходил прежний размерами. Подставка позволяла поворачивать его в разные стороны и при необходимости намертво присасывалась к полированной поверхности столешницы.

И ещё имелась у него одна особенность — в выключенном состоянии дисплей не становился чёрным, матовым и непроницаемым, а совершенно походил на обычное зеркало, в котором отражались предметы, обстановка комнаты и люди, которые попадали в поле его зрения.   

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.