nik_rasov

Category:

Собеседование 12

Дмитрий Эдуардович Луговой стоял в собственной прихожей у входной двери и прислушивался, как снаружи царапает о замок ключ.

Он слушал эти звуки уже почти целую минуту. Шнорк-шнорк, туда-сюда. Никак не попасть. Словно бессильный любовник не может направить в цель свой вялый орган.

Десять минут назад Дмитрий Эдуардович сидел в своей комнате и крутил указательным пальцем правой руки колёсико компьютерной мышки. На мониторе менялись ссылки. Дмитрий Эдуардович открывал их одну за другой. 

Искал.

Шнорк-шнорк, туда-сюда. Курсор тыкался так же безрезультатно, как сейчас ключ с той стороны двери. Попадались одни выжимки. Без подробностей. А говорили, что интернет знает всё.

Не так давно на Алтае, в отрогах Коргонского хребта, обнаружили пещеру. По сообщениям, в ней — скелеты первобытных людей. Возможно неандертальцев. И уже работали там учёные, и исследовали эту пещеру, но вот более-менее детального отчёта Дмитрий Эдуардович найти не мог.

Потом за железобетонной стеной поехал лифт. В доме стояла тишина. Лифт доехал до первого этажа. Остановился. Стал подниматься. Слышно было хорошо.

Когда двери раскрылись на их площадке, Дмитрий Эдуардович пошёл встречать Веру и уже в прихожей разобрал звук от ключа.

Он приложился к глазку. Это и впрямь была Вера. 

Пьяная.

Она не звонила. Она пыталась открыть дверь сама, но у неё никак не получалось этого сделать. Дмитрий Эдуардович мог бы легко отпереть изнутри. Но он стоял, прислушивался и улыбался.

Наконец ключ скользнул в скважину и щёлкнул механизм. Дмитрий Эдуардович отпрянул. Вера вошла.

— Жену встречаешь? — спросила она с порога.

Язык у Веры ворочался плохо. 

 — Здравствуй, Верочка! Ты сегодня поздно.

— Верочка работала. Верочка, между прочим, деньги зарабатывала.

Она поставила сумочку. Скинула пальто на руки мужу. Мешком осела на пуфик.

— Н-на! — Вера Луговая вытянула ноги.

Дмитрий Эдуардович нагнулся и расстегнул «молнии» на её сапогах. Стащил их с ног.

Вера опёрлась о его руку и тяжело поднялась, стараясь сохранять равновесие.

— Ужинать будешь?

Стояла, смотрела на него и ничего не отвечала. Затем вошла в кухню. Он услышал, как хлопнула дверка шкафчика.

Дмитрий Эдуардович поставил сапоги на полочку и тоже прошёл в кухню. Он думал о неандертальцах в пещере.

Вера Луговая сидела за столом, покрытом клетчатой скатертью. На столе стояла початая бутылка коньяка и круглая стопка.

— Верочка, может не стоит?

— Да... — сказала Вера, — Дай мне!

— Что, Верочка?

— Дай мне за-ку-сить. Закусить мне что-нибудь дай!

Дмитрий Эдуардович открыл холодильник. Достал и поставил на стол блюдечко под керамической крышкой. Снял крышку. На блюдечке лежали ломтики грудинки. Рядом Дмитрий Эдуардович положил тоненький кусочек пшеничного хлеба.

Вера налила рюмку, залпом запрокинула в себя, взяла грудинку, уронила первый кусок на пол, взяла второй.

— Может быть супа хочешь?

Вера посмотрела на Дмитрия Эдуардовича. Взгляд был мутный. Но пронизывающий, хитрый и она будто видела своего мужа насквозь.

— А ты... — протянула она, пережёвывая грудинку, — а ты-ы дрянь!

— Что ты, что ты, Верочка!

Вера поднялась. Стол качнулся, бутылка опрокинулась и коньяк залил скатерть. Вера Луговая не обратила на это никакого внимания. Она, шатаясь, подошла в Дмитрию Эдуардовичу и махнула рукой, намереваясь отвесить ему пощёчину. Дмитрий Эдуардович отпрянул. Вера задела его самыми кончиками своих длинных ногтей, и поперёк щеки протянулись две красные царапины.

— Дрянь! — выкрикнула Вера.

Она прошла мимо мужа, пересекла прихожую и свернула в его комнату, держась рукой стену и шаркая ногами по полу.

Дмитрий Эдуардович стоял и гладил себя по щеке. Вдруг бросился вслед за Верой.

— Ой, не надо! — крикнул он.

Дмитрий Эдуардович вбежал в комнату в тот момент, когда Вера Луговая прицелилась и метнула в компьютерный монитор гипсовую, раскрашенную фигурку утки, которую она взяла на полке. Утка ударила точно в центр, отскочила и упала на ковёр с одним отломанным крылом.

— Вера! — взвизгнул Дмитрий Эдуардович и обхватил жену сзади обеими руками.

Вера не сопротивлялась и обмякла в его руках. Тело её стало тяжёлым, руки безвольно повисли, ноги подогнулись в коленях. Дмитрий Эдуардович удержал её едва-едва. Он стал пятиться, волоча Веру за собой. Было сложно. Кофта у Веры задралась, обнажив белый живот. Голова поникла.

Наверное, так же трудно было бы нести мёртвое тело.

Дмитрий Эдуардович тащил жену через прихожую. Дыхание сбилось с ритма. Верины пятки ехали по полу и если бы всё это происходило не здесь, в квартире, а где-нибудь ранним утром на опушке, и Дмитрий Эдуардович тянул бы Веру в сторону близкого леса, Верины пятки оставляли бы на росистой траве два длинных, параллельных следа.

И Дмитрий Эдуардович влачил это безжизненное тело за собой, пока они не очутились в зале, где он смог положить его на широкую кровать.

Вера Луговая спала. Соломенные локоны разметались по подушке. Послышался храп. От неё шёл хорошо ощутимый  запах спиртного.

Дмитрий Эдуардович перевёл дух.

На кухне он достал перекись водорода и полил царапины на щеке. Было неудобно лить прямо из пузырька. Жидкость потекла по подбородку, затекла под воротник тренировочной кофты и попала на грудь. 

Потом он убрал со стола. Снял скатерть, отнёс в ванную и, пока пятно от коньяка было ещё свежим, застирал его тёплой водой с порошком. Глянул в зеркало — царапины на щеке набухли.

Он пошёл посмотреть на монитор. Жидкокристаллический экран работал, показывал изображение, но сетка трещин раздражала и в середине экрана ничего нельзя было разобрать.

Дмитрий Эдуардович вернулся в зал. Вера лежала на спине и спала. Полагалось бы повернуть её на бок на случай если её начнёт вдруг тошнить, но Дмитрий Эдуардович не стал этого делать.

Голова Веры Луговой покоилась на подушке. Ещё одна подушка лежала рядом. Дмитрий Эдуардович представил, как он накроет второй подушкой Верино лицо, наложит сверху руки и будет держать так пока всё не закончится.

Сэндвич. Подушка, подушка, а между ними — Вера. И только не вкладывайте, пожалуйста, листик салата и лук!

Вот так!

Дмитрий Эдуардович открыл шкаф, достал плед и укрыл Вере ноги. Потом выключил свет и прошёл к себе.

В дальний угол их трёхкомнатной пещеры.

Он лёг. 

И когда перестал ворочаться и заснул, ему приснилось, как они с Верой шли вдоль быстрого, каменистого ручья, одетые в обрывки звериных шкур, и охотились на рыбу деревянными копьями. 

 

  

 

  

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.