nik_rasov

Category:

Собеседование 11

Генеральный позвонил.

— Юрий Сергеевич! Ребята сейчас занесут вам кошку. Или кота, я точно не знаю. Посмотрите. Да. Я сам загляну к вам через полчасика. 

Ровно через тридцать минут кабинет выпустил его. Расступилась приёмная, а коридор позволил себя пересечь.

Потом его приняла кабина лифта, и он вставил в тоненькую, почти незаметную щелочку маленький прямоугольник из пластика размером ей под стать.

Лифт тронулся бесшумно, почти не давая возможности угадать направление движения — вверх или вниз.

Лифт ехал вниз.

Вскоре кабина миновала вестибюль, — конечную точку для всех посетителей компании «Метрополия» и почти для всех её сотрудников, и спустилась ниже.

Виктор Лозинский очутился в подвале здания. Сразу от лифта брал начало длинный коридор без единого окна, без единой двери. Горели лампы. Виктор пошёл по мягкому ковровому покрытию. От лифта казалось, что коридор заканчивается тупиком. Но в конце он просто поворачивал под прямым углом. Виктор сделал с десяток шагов по этому аппендиксу и очутился перед белой металлической дверью с электронным замком.

Дверь растворилась. Человек в чёрном костюме и галстуке держал её за ручку и стоял так, чтобы можно было мимо него пройти. Виктор вошёл.

— Здравствуйте!

С ним поздоровались в ответ. Внутри находились четверо, одинаково одетых, людей. Светились мониторы. Стояли кресла, журнальный столик. За стеклянной перегородкой прикрытой жалюзи, скрывалась смежная комната.

— Не устали ещё в картишки играть? — спросил Лозинский и подмигнул.

— В карты не играем, — ответил один. — Ваня никак не может запомнить правила. «Козла» забиваем.

Гендиректор прошёл вглубь. Там находилась ещё одна дверь. Он вставил в замок ключ-карту и сам открыл её.


Огромный зал.

Никаких перегородок. Только симметрия колонн, поддерживавших высокий потолок. Шелест вентиляционных систем. Магистрали электрических кабелей.

Кое-где стояли блестящие хромом столы. Зал заливал свет ламп и всё, — пол, стены, потолок, колонны, — было окрашено в белый цвет.

Ряды чёрных пластмассовых, выше человеческого роста шкафов, высились в центре зала. В каждом ряду — штук тридцать таких, и все вместе они образовывали квадрат, напоминавший коробку парадного строя, и не надо было бы оканчивать среднюю школу, чтобы подсчитать сколько их здесь всего.

На стенах и на некоторых колоннах в хаотичном порядке на разной высоте висели экраны, размером с рекламные щиты, какие устанавливают на улицах городов и на оживлённых трасах.

Одни экраны разбивались на десяток других, поменьше, где каждый показывал свою собственную картинку. То проспекты городов, то пейзажи, то людей — издали, и крупными планами.

Десяток сотрудников бродил по залу врозь, выполняя каки-то работы. Одеты каждый по-своему, но поверх одежды непременный белый халат. У кого застёгнутый на все пуговицы, а у кого — нараспашку.

Виктор направился к одному из них.

Высокий человек стоял у хромированного стола. Он поднял на генерального свои холодные, синего цвета глаза и сказал:

— Это кот. Не кошка.

На столе лежало пушистое тельце.

— Хорошо, — сказал Виктор. — Пусть будет кот. Не всё ли равно?

Он внимательно осмотрел кота.

Прошло не так много времени с момента выстрела и казалось, что кот просто заснул. Глаза закрыты. Чёрная, без единого светлого пятнышка шерсть. Мощные лапы и большая голова, с покатым лбом.

Синеглазый Юрий Сергеевич провёл пальцем по кромке стола, в столешнице обозначился прямоугольник и, вместе с лежащим на нём, животным плавно опустился вниз. Прямоугольник затянуло зеркальным экраном. Отразился белый, высокий потолок. Юрий Сергеевич снова провёл по столу — на экране возникло изображение кота. Объёмное, оно поворачивалось в разные стороны, демонстрируя кота с различных ракурсов.

Потом изменилось. Стало похоже на рентгеновское, только цветное.

— Смотрите, — проговорил Юрий Сергеевич. — Раневой канал сквозной. Сердце задето. Умер, считай, мгновенно.

— Неплохой выстрел, — сказал Виктор Лозинский.

Потом, не меняя интонации:

— «Вергилий», мы решили подарить тебе кота.

— А он приучен к лотку? — тут же, непонятно откуда, откликнулся мужской голос.

— Сам выяснишь.

— Хорошо. Что будем с ним делать?

— Пока ничего. Пусть осваивается.

— Да. А формальности?

— Жертва?

— Да. Это часть сделки. Старой, доброй сделки. Вам — кот, мне — жертва.

— Хорошо.

— Когда?

— Для тебя это так важно?

— Это правила. Таковы условия.

— Я подумаю.

— Как надумаете — будет вам кот.

Виктор Лозинский повернулся и пошёл к выходу. И помахал рукой Юрию Сергеевичу: «До свидания!»

С «Вергилием» он прощаться не стал, ведь они никогда и не расставались и всегда были рядом.

Генеральный директор «Метрополии» почти дошёл до двери. Сзади раздался голос «Вергилия». Он напевал:

Котик ты мой, котик, тёпленький животик, 

Чёрненькая спинка, шёлкова шерстинка...

***

Дмитрий Эдуардович Луговой стоял в собственной прихожей у входной двери и прислушивался, как снаружи царапает о замок ключ.


 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.