nik_rasov

Categories:

Собеседование 10

Первым умер Старик, а женщине на это потребовалось вдвое больше времени. И хотя Старик уже успел остыть и закоченеть, она не отодвигалась от его тела, а продолжала лежать рядом с ним до самого конца.

***

Хоть субъективно, хоть, чёрт возьми, объективно — день складывался неплохо, и можно было бы смело бросить в мешок белый камешек. 

Вера Луговая утвердилась в своём вертящемся туда-сюда кресле.

За столом, — напротив, — Кира и этот тип, что готов внести задаток за «двушку». Советник. И Кира таращится на его визитную карточку, словно там написано невесть что.

Неприлично таращится.

И Вера Луговая — та Вера, которая только-только вернулась со сделки чтобы принять задаток за квартиру, та Вера, знавшая, что на сладкое у неё имеется ещё Кира с её проблемами с мужем, та Вера Луговая залилась соловьём.

— На прямой продаже, — говорила Вера. — Один собственник. Все документы. Задолженностей по ЖКХ нет — лично проверяла.

Лев Лозинский благостно кивал и жмурился.

Кира мысленно повторяла: «Мет-ро-по-ли-я».

— Значит всё можно оформить довольно быстро? — спросил Лев.

— Не вопрос! — закричала Вера. Навалилась грудью на столешницу. — Не вопрос! Продавец готов. Как скажете — заказываем нотариуса.

Вера выложила копии документов. Лозинский внимательно, без балагурства, принялся за чтение.

И не торговался он и даже ни намёком, ни словом не показывал, что, вот может, давайте обсудим цену за квартиру. Нет! И вёл себя, можно сказать, как заурядный лох, которому из лени, или другой какой нелепой причины, не хотелось прилагать усилий чтобы сэкономить.

Но на лоха Лев Лозинский не походил. Вера это понимала, и в душу к ней закралось сомнение, что проглядела. Не распознала чего-то в этой квартире, выставленной на продажу по завышенной цене, которая вдруг не вызвала у покупателя вопросов. А значит так ли уж велика была эта цена? А значит...

Не прогадала ли?

И это сомнение — ложка дёгтя в большой бочке мёда сегодняшнего дня.  

— Примите задаточек, — сказал Лев, отложив копии документов. — Тысяч пятьдесят, я думаю, всех нас устроят?

Зашуршали купюры, ручка клюнула белый бумажный лист и потянула поперёк него строчку за строчкой.

— Ну вот, — сказал Лев Лозинский. — Умеете вы, Вера, дела делать. Очень мне это в вас нравится. Может отметим начало нашей сделки, а? Чисто символически? Да и время-то уже обеденное.

— Не вопрос! — закричала Вера. — Только не держу, не держу ничего такого.

А щёки у неё тронулись уже красным, как у диатезного ребёнка.

— Но, —  хотите? Сейчас организуем. Не вопрос!

— Не надо, — остановил Веру Лев Лозинский.

Он достал смартфон.

— Игорёк! Занеси нам чемоданчик мой.

Пока ожидали чемоданчик, Вера и Лев глядели друг на друга с удовольствием и симпатией. Кира, не проронившая за всё время ни слова, сидела у стола как третий лишний. Всё порывалась что-то спросить, но так и не собралась с духом.

Чёрнокостюмный Игорёк принёс чемоданчик. Щёлкнули замки. Донышко бутылки негромко стукнуло о стол. Ярко-жёлтым пятном прокатился пахучий рябой лимончик, но Вера остановила его пальцем, и уже суетилась с кофе, и доставала сахар, да две пузатенькие рюмочки. Потом ещё одну.

Для Киры.

На этикетке — ряд фельдмаршальских звёздочек. Крышечка провернулась с приятным треском и легко сошла по резьбе. Блуп-блуп-блуп — в рюмочки, и горячий янтарный шарик скатился по пищеводу, и тёплые волны кругами разошлись внутри живота.

И Кира совсем решилась, но тут мысленно представила маленькую пьесу, одну из тех, что тысячами разыгрываются изо дня в день.

Кира: Вы, значит, в «Метрополии» трудитесь?

(Лев Лозицкий кивает).

Кира: А вы не знаете моего мужа Андрея? Он как раз сегодня отправился к вам на собеседование.

Вера Луговая: Да! Он ещё потом позвонил Кирочке и сказал, что он её никогда не любил!

Лев Лозицкий (посасывая кружок лимончика): Бывает... А вы, Кира, не задумывались: возможно в том, что случилось есть и ваша вина?

(Вера Луговая смеётся, дверь кабинета распахивается, вваливаются мальчики и девочки из агентства, все хлопают в ладоши).

Общий хор: Ав-то-ра! Ав-то-ра!

Занавес.

И Кира отступила.

Лев разлил ещё по одной. Вера улыбалась.

Тут советнику позвонили.

— Я слушаю вас! — Сказал Лозинский. — Который? Да, помню. 

Пауза.

— Он совсем идиот? Нет. Только не у нас. Сделайте полный расчёт и чтобы сегодня же он в компании больше не появлялся. Никогда.

Лозинский завершил разговор. Выпили.

— Представляете, — сказал Лев. — Совершенно дикая история произошла.

— Да, да, — тут же согласилась с ним Вера, хотя совершенно не знала в чём дело.

— Сегодня в нашу компанию приходил на собеседование один человек. Для посетителей у нас в вестибюле предусмотрен гардероб. И вот этот соискатель сдавал свою куртку и что-то у него там вышло с нашим сотрудником, с гардеробщиком. Не знаю, что именно, но они немного повздорили. Посетитель сдал куртку и ушёл, а гардеробщик нащупал в её кармане его смартфон, достал, нашёл в нём номер жены владельца, позвонил по нему и сказал, что он её не любит. В отместку за ссору, так сказать, да.

— Да, да, — вновь сказала Вера.

Но на её лице ещё не появилось выражения понимания, тогда как Кира с первых слов связала это происшествие со своим мужем.

— А жена, наверное, решила, что это звонил ей муж, — Лев задумчиво повертел пальцами пустую рюмку. — Голос-то можно и не отличить, да ещё в такой ситуации. Теперь мне придётся на самого себя наложить какое-нибудь взыскание.

— Почему? — Кира в первый раз приняла участие в разговоре.

— А это я устроил того парня гардеробщиком к нам в компанию. Знаете — племянник моей одноклассницы. Хорошо, что в гардеробе у нас установлены камеры и пишут не только картинку, но и звук. И диспетчер не проспал эту ситуацию. Но — урон для репутации. Теперь в качестве компенсации придётся брать этого молодого человека на работу, чтобы не выносить сор из избы. Да ещё как-то объясняться с его женой.

Лозинский налил.

— Посошок, — сказал он. — Рад бы, рад бы, но надо двигаться — решать вопросы. И давайте выведем мораль — от дураков нельзя оградиться, но не оставлять свои телефоны в чужих руках и ставить их на блокировку вполне в наших силах.

До Веры тоже уже дошло, но она молчала. Ждала, чтобы заговорила Кира. И Кира намеревалась сказать, что вот она — жена, и можно объясниться прямо здесь и сейчас, но ей позвонили, и она увидела, что звонит Андрей.

— Алло?

— Кира! Кирочка! Тебе тут звонили с моего номера?

— Да, — сказала Кира, поднялась со стула и вышла.

Лозинский тоже встал.

— Ну, до встречи! — сказал он Вере. — Жду вашего сигнала.

***

Генеральный директор компании «Метрополия» стоял у стеклянной стены своего кабинета и смотрел вниз.

На крыше соседнего здания виднелась маленькая чёрная точка.

Потом показались двое мужчин, одетых в рабочие спецовки. Работники службы безопасности «Метрополии» носили костюмы, но в этот раз им пришлось переодеться.

«Молодец, Скуратыч, — подумал Виктор Лозинский. — В мелочах и то обставляется».

Два человека подошли к чёрной точке. Один нагнулся, поднял её и сунул в пластиковый пакет, раскрытый вторым. Оба развернулись и направились обратно.

Генеральный позвонил.

— Юрий Сергеевич! Ребята сейчас занесут вам кошку. Или кота, я точно не знаю. Посмотрите. Да. Я сам загляну к вам через полчасика. 

  

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.