nik_rasov

Category:

Собеседование 9

Старик и женщина вглядывались вдаль, не в силах наметить направление, по которому можно было бы продолжить путь.

А где-то внизу, в такой ещё недавно уютной долине, лежали их соплеменники, чьим телам возможно суждено было вскоре стать пищей на пиршестве победителей.

***

Они провели ночь в устланной листвой впадине, под прикрытием массивного валуна.

Земля отдавала накопленное за день тепло. Созвездия восходили и заходили. Луна шла на ущерб. Ветра не было вовсе.

С утра они вновь двинулись в поход, стараясь оказаться как можно дальше от долины. Ближе к полудню Старик почуял воду, и они повернули в ту сторону, в которую его влекло чутьё.

По дну лощины тёк неглубокий ручей. Спускавшаяся с дальних гор вода, в этих местах уже замедляла свой бег. В бочажке, развернувшись навстречу течению и лениво пошевеливая плавниками, стояла рыба.

Старик достал из кожаного, притороченного к поясу мешочка кремневое рубило. Искать подходящие палки долго не пришлось, и  вскоре он уже, вооружившись заостренным деревянным копьём, вступил в ручей. Женщина прошла чуть выше по течению, оснащённая точно так же.

Добытую рыбу они съели здесь же, на берегу. Старик подумал, что можно поискать тропы, которыми выходят к водопою лани.

Потом они шли вдоль берега, пузырившемуся окатанной водой галькой. Шли они туда, где впереди и выше находился исток ручья.


На четвёртый день они нашли пещеру.

Чтобы войти внутрь, приходилось пригибаться, но дальше потолок поднимался, и даже если подпрыгнуть, рукой до него было не достать. Из главной полости отходило ответвление. В его конце находилась ещё одна пещера в несколько раз меньше первой.

Пещера располагалась на достаточной высоте над ручьём, и когда наставало половодье, ей не угрожало затопление.

Но Старик так далеко не загадывал. Он уже вообще ничего не загадывал, потому что было бы глупо что-либо планировать в его возрасте, да ещё тогда, когда мир зримо и полно показал ему, как всё может измениться, круто и бесповоротно, в один-единственный миг.

Женщина, почувствовав себя здесь в безопасности, ходила к ручью за рыбой, хлопотала, и собирала в окрестностях пещеры то, что могло бы пойти им в снедь. Она ждала, когда они вместе отправятся на охоту, но Старик как-то враз стал ко всему безразличен и всё больше то лежал у входа в пещеру на солнце, то, когда оно сильно уж припекало, прятался в тень.


Он уже понял, что женщина ещё тогда, в долине, заметила как он нашёл лаз и это она карабкалась за ним в темноте по стенкам туннеля в его первое восхождение. А позже, когда началась резня, поспешила скрыться той же дорогой, что и он.

Выходило, что и он и она обязаны своим спасением обычному любопытству. И в этом не было ничего сложного, а имело место быть простая случайность.

Но вот чего он не мог понять, это того, как противнику удалось спланировать атаку на его племя одновременно с двух сторон. Получалось, что за ними долго и скрытно следили. Потом одна часть врагов отправилась ко второму выходу из долины, а другая осталась у первого. И на это они потратили явно не один день.

Для чего?

Это тоже было понятно: чтобы потом, соединившись, гарантированно уничтожить племя Старика.

Но как они придумали такой хитрый и беспроигрышный план? Старик был уверен, что ни ему, ни кому-либо другому из его племени такое и в голову не могло бы придти.

И он подумал, что люди, обладающие такими способностями предвидеть события и такой безжалостностью в своих действиях, в конце концов способны уничтожить все остальные племена и царить на земле в одиночестве.

А потом он подумал ещё, что если это могучее и единственное племя победителей в дальнейшем вдруг распадётся, и две его некогда единые половины вдруг сойдутся на поле битвы, то вполне возможно, что они, действуя с одинаковой хитростью и решительностью, уничтожат друг друга.

И на этом все людские племена могут исчезнуть, и земля будет пребывать дальше без них на веки вечные.


Однажды Старик покинул свою лёжку подле пещеры и спустился к ручью. 

В одном месте невысокий обрыв обнажался глинистыми слоями красного цвета. Старик пошатал землю то тут, то там и вытащил два куска глины размерами со свой кулак. Затем уложил их на плоский камень и разбил эти куски другим камнем. Получившиеся фрагменты он растёр в порошок.

На берегу он нашёл вогнутую створку раковины и ссыпал весь получившийся порошок в неё. Затем добавил воды из ручья и всё перемешал, пока не вышла однородная масса красного цвета.

Он поднялся к пещере, отломил с куста мохнатую веточку и вошёл внутрь. В пещере Старик выбрал гладкий участок стены, приложил к нему руку и принялся макать веточку в изготовленную смесь и, делая взмахи, набрызгивать её на стену и на собственную руку. Вскоре всё покрылось одинаковым красным цветом и было уже не разобрать — где стена пещеры, а где рука Старика.

Потом он убрал руку и увидел красное пятно, а внутри него чистое, не забрызганное место, повторявшее очертания его ладони.

Старик обернулся. Позади стояла женщина. Она подошла и тоже приложила руку к стене. Старик набрызгал красной смесью и на неё, потом они оба сделали несколько шагов назад и стояли и смотрели в полумраке на получившиеся отпечатки двух ладоней.

Один был побольше, а другой поменьше. И один след оставила левая рука, а другой — правая.

Это всё, что осталось от племени, подумал Старик. Но, может быть, они ещё дадут мне какой-нибудь знак.

Он оказался прав, и люди племени дали ему свой знак следующим утром незадолго до рассвета.


Накануне весь день хлестал ливень. Почва размокла. Тяжёлые капли вспучивали гладкую поверхность ручья. Тучи озарялись вспышками, и пару раз гром раздался так близко и так громко, что женщина забилась в самый дальний угол второй пещерки.

К ночи гроза прекратилась, но дождь всё хлестал и хлестал.

Потом подмытый ливневыми потоками склон сверху пещеры осел, и многие тонны камней вперемешку с грунтом в один миг соскользнули вниз и опёрлись о площадку перед пещерой.

Вход в убежище оказался наглухо запечатан.

Старик и женщина попытались пробиться сквозь неожиданно выросшую преграду. Старик первым понял, что это бесполезно. Он уже просто растянулся на полу, когда женщина продолжала бороться. Потом и она угомонилась и легла рядом со Стариком.

И они лежали рядом в темноте, которую уже никогда не разгонят лучи солнца, и молчали. Воздух находил ещё бреши в завале, но солнечный свет пробиться внутрь уже не мог.

Старик и женщина тесно прижались друг к другу.

Первым умер Старик, а женщине на это потребовалось вдвое больше времени. И хотя Старик уже успел остыть и закоченеть, она не отодвигалась от его тела, а продолжала лежать рядом с ним до самого конца.

 

 

  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.