nik_rasov

Categories:

Роберт Пенн Уоррен "Дебри". О гражданской войне в США

Роберт Пенн Уоррен — это поэт и прозаик из страны, которая называется Соединённые Штаты Америки. Страна расположена на Северо-Американском континенте и включает в себя далеко не всю Америку и даже не является там самой большой, но так уж её называют.

Роберт Пенн Уоррен родился 1905 году, а умер в 1989 и в этот временной промежуток он и творил.

Он получил две Пулитцеровские премии. Одну за свои стихи и одну за свой самый известный роман «Вся королевская рать».

Но тут я про него писать ничего не буду, а расскажу про другой роман Уоррена, который называется «Дебри».

И сразу расшифрую название.

По-английски роман называется Wilderness, и компьютер перевёл мне это слово как «пустыня», добавив варианты «дебри», «глушь» и ещё несколько синонимов. Ещё не приступив к чтению, я подумал, что «Дебри» — это какое-то иносказание. Дескать, «человек запутался в дебрях», или, там, о душе что-нибудь... Свой путь земной пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу... вот это всё, — ля-ля-ля! — и дальше там что-то ещё про дикий и дремучий.

Кто ж этих поэтов угадает?

Но оказалось, что «Дебри» — это вполне себе реальное географическое название. Была такая лесистая местность в США и в мае 1864 года там произошло сражение, известное как Битва в Глуши.

Там превосходящие силы северян под командой Гранта столкнулись со стойкостью южан, которыми руководил Роберт Ли.

И в этих лесах положили множество народа, и следы сражений можно было, говорят, обнаружить на протяжении многих лет после их окончания.

Так что отчасти роман «Дебри» можно счесть историческим.


А главный персонаж в нём — еврей из Баварии.

Папа у него тоже был евреем и борцом за свободу, и участвовал в германской революции 1848 года, сражался на баррикадах Берлина, потом сидел в крепости, откуда его выпустили, чтобы он мог спокойно помереть от болезней вне стен темницы.

И вот его сын Адам, впитавший идеи борьбы за свободу, похоронил папу, а сам решил отправиться за океан биться за освобождение негров.

Такая святая миссия.

Да ещё в Баварии ему всё время тыкали в нос его национальностью, а в Америке с этим делом всё обстояло проще.

Для гонений и угнетения там имелись чернокожие в то время.


Но вояка из Адама так себе — у него косолапила одна нога, с рождения повёрнутая как-то на бок.

Адам завербовался, сел на пароход и поплыл всё ж таки в Штаты. На корабле его увечье раскрыли, посулили вернуть домой в Европу и выставили человеком, пустившемся на обман, чтобы за казённый счёт попасть в страну демократии и свободы.

Всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде,

Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот.

Так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне,

Я поднимаю факел мой у золотых ворот!


И вот полный пароход европейских подонков отправился в края, озаряемые сейчас факелом леди Свободы. Идеалистическое высказывание Адама о «битве за свободу» они встречают дружным хохотом и издёвками.


В Нью-Йорке Адам, по совету одного доброго человека, с парохода сбежал. И угодил в какое-то Зазеркалье.

На пустынных улицах города ему попадается, повешенный на фонаре, негр у которого на ногах отрезаны пальцы. Он слышит стрельбу, видит дымы пожаров, и решает, что Нью-Йорк захвачен южанами.

Но потом встречает толпу янки, которые занимаются тем, что ловят и убивают негров, да ещё попутно стараются пограбить домишки богатых горожан.

Адам совершенно не понимает, что тут чёрт возьми происходит, всё перевёрнуто с ног на голову, и всё ему представлялось совершенно не так, когда он сидел на другом берегу Атлантики.


А это происходил нью-йоркский «призывной бунт». Тогда объявили призыв в армию, и многие не хотели идти на войну, да ещё правительство ввело норму, что от призыва можно откупиться за 300 долларов, и народ справедливо рассудил, что это нечестно, и беднякам опять придётся гибнуть на войне, а богачам снимать с этого дела сливки.

И нью-йоркская чернь восстала. А негры получились виновниками (ведь война во многом велась из-за них), и их намотало на маховик репрессий.


Этот эпизод показан в известном фильме Скорсезе «Банды Нью-Йорка», помните? Там бесподобный Дэниел Дэй-Льюис играет роль Билла-Мясника.

И армия США разгоняет восставших ружьями и картечью


И вообще роман в этот момент приобретает характерные черты авантюрно-приключенческого.


Адам Розенцвейг нацелен на одно — участвовать в великой битве за освобождение сынов человеческих. Упование на бога он заменяет на веру в силы человека решать и изменять всё самому.

И вот он упорно стремится к своей цели, хотя всякие знаки так и сыплются на него со всех сторон. Адам получает шанс стать единственным наследником одинокого богатого старика. Имеет возможность женится на фермерше, которая вот-вот овдовеет, и получить в приданное крепкое хозяйство, работать и колотить деньгу.

Но всё это он отвергает, и упрямо прётся на войну.

По дороге он едва избегает гибели, узнаёт, что герой войны может быть не идеальным героем, а просто-напросто сволочью, человек, вступившийся за раба, делает это не из благородных побуждений, а из-за собственных комплексов, а раб вполне способен дезертировать из армии, что бьётся за его свободу, и предоставить умирать за неё белым.

Да и сам Адам, обострённо воспринимающий любое оскорбление угнетённых, в конце концов выкрикивает, коробившие его в устах других, слова: «ах, ты, черномазый сукин сын!»


Так вот всё меняется в этой книжке.

И, похоже, её название — «Дебри», всё-таки довольно аллегорично. И герой продирается сквозь чащу событий, плутает в них и в собственных мыслях, выбирает повороты тропинок и считает, что для того, чтобы узнать, к чему приведёт, определяющий дальнейшую жизнь, поступок, его следует для начала совершить. 

А по-другому никак не узнаешь.

 

И в итоге Адам всё-таки достигает цели своего путешествия, стреляет, убивает, и, похоже, вновь снимает ответственность за события с людей и перекладывает её обратно на плечи господа.

А сама Битва в Глуши в романе не показана, а нам дано увидеть только её окраины и отголоски.


Ну вот и всё, что я намеревался сказать о книге Роберта Пенн Уоррена «Дебри».

Не имею привычки рекомендовать кому-то прочитанное, но если бы меня спросили, то я предложил бы к прочтению его другой роман, который уже упоминал здесь — «Вся королевская рать».

А ещё проще, если есть такое желание, открыть короткую новеллу автора «Ежевичная весна», потратить минут двадцать и понять — нравятся ли вам его тексты и стоит ли продолжать дальше знакомиться с ними.

Для себя-то я давно определился.

Мне они точно нравятся.  

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.