nik_rasov

Category:

Собеседование 5

Кира очнулась и решила, что стоит всё-таки действительно съездить на показ. И уже решительно она, как ни в чём не бывало, взяла сумочку и вышла на улицу. 

Спустилась с крыльца, миновала арку двора и тут же погрузилась в город.

Город обособился от земли стенами домов и изгнал её из своих пределов. Закатал в асфальт, залил бетоном, покрыл тротуарной плиткой, что б и духу её тут не было. Лишь сохранились небольшие квадратные лоскутки, замкнутые низким бордюром, в центре которых росли деревья. Да и в них саму землю засыпали древесной корой или прикрыли решётками.

Низкое пасмурное небо склонилось над крышами, не в силах втиснуться в узкие ущелья улиц, и так и покрывало их сверху тёмным, бугристым пологом.

Кира прижалась к зданию, отшатнувшись от пешеходного потока, вынула из сумочки смартфон и попыталась дозвониться мужу.

Ей никто не ответил.

Она направилась к остановке.


Пассажиров было много. Все сидячие места заняты. Кира встала спиной к окну в кармане напротив входных дверей, одной рукой ухватившись за вертикальную стойку.

Люди сидели и стояли. Многие смотрели на экраны своих смартфонов. Кто что-нибудь читал, некоторые переписывались с неизвестными адресатами, а иные просто бездумно гоняли туда-сюда яркие разноцветные шарики, выстраивая их рядами и диагоналями, и коротая поездку, и сам этот пасмурный день, стремясь ускорить течение времени и поскорей пережить его до вечера.


«Может в том, что произошло, имеется и ваша вина?» — Кира вновь вспомнила Лидию.

«Тогда, — подумала она, — и в том, что мой муж сказал, что он меня никогда не любил и я испортила ему всю жизнь, тоже виновата я?» Кира честно пыталась, но не находила ни в своём поведении, ни в своём отношении к мужу ничего, что можно было бы трактовать так сурово и однозначно.


На остановке в автобус тяжело поднялась пожилая женщина в накинутом на голову сером, пуховом платке. Огляделась по сторонам. Мест не было. Женщина прошла немного по салону и остановилась, держась за пластмассовую дужку сиденья. С края сидел молодой парень в куртке с яркими вставками и внимательно глядел в свой смартфон.

Женщина посмотрела на него сверху вниз, а потом перевела взгляд за окно. Автобус тронулся.

К женщине протиснулся пассажир — мужчина лет сорока, с худым, угрюмым лицом и коротко стриженными, поседевшими кое-где волосами. Он пробалансировал по подвижному автобусному полу, перехватился рукой за поручень, а вторую положил сидящему парню на плечо.

— Может уступим бабуле место? — спросил он безразличным голосом.

Парень отвлёкся от смартфона.

— Я тоже устал, — сказал он. — И проезд оплатил.

Мужчина не изменился в лице, будто именно такой ответ он и ожидал услышать. Его пальцы сгребли воротник куртки парня, и он потянул за него вверх. Парень вскочил. Пожилая женщина оказалась между ним и угрюмым мужчиной.

— Порвёшь! — закричал парень, оправил освободившуюся куртку, и вытянул было в сторону мужчины руки, но тот чуть обозначил корпусом движение ему навстречу, и парень отпрянул назад.

— Ладно! — сказал он. — Ладно. Тут, между прочим, камеры есть.

— Садись, бабуль! — пригласил мужчина.

Пожилая женщина окинула его испуганным взглядом и поспешила отойти в дальний конец салона.

Место осталось никем незанятым.

Автобус вновь прижался к тротуару, двери растворились, и угрюмый мужчина сошёл на остановке. Парень тут же подбежал к окну и принялся снимать его на камеру своего смартфона прямо через стекло, пока тот не затерялся в толпе.

На следующей остановке вышла Кира.

***

Семейная пара. Лет за сорок. Именно они пришли смотреть квартиру, в которой не имелось ничего такого уж привлекательного, да и цена за стандартную «двушку» была завышена на несколько сотен.

Квартира стояла совершенно без мебели. Не было в ней даже самого захудалого табурета. Хозяева оставили Кире ключи от неё и электронный ключик от замка в подъезде.

Пара ходила по комнатам, и Кира уже видела, что дело не выгорит.

— Мы подумаем, — проговорил муж.

— Мы подумаем, — повторила за ним жена и закивала головой. — Подумаем и вам позвоним.

Они ушли. Кира пошла к подоконнику взять сумочку, как услышала мелодию своего смартфона. Достала его и несколько секунд разглядывала незнакомый номер, пытаясь его как-то опознать.

— Алло, я слушаю вас! — сказала она.

— Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте!

Голос был мужской, бодрый и донельзя жизнерадостный.

— Мне номерок ваш дали. Вы Кира?

— Да.

— Я хотел бы глянуть квартирку, что у вас на продаже.

И жизнерадостный голос назвал адрес, где сейчас как раз и находилась Кира.

— Когда, когда можно увидеть? Вы знаете, хотелось бы чем быстрее — тем лучше. Время не ждёт. Продажи требуют быстроты, да?!

Кира ответила, что квартиру можно посмотреть хоть сейчас.

— О! Это мне по нраву! Так и надо: быстрота, напор, натиск! Мне импонирует ваш стиль, Кира! Но прямо сейчас я, к сожалению, не могу. Через... двадцать минут вас устроит?

Кира ответила, что да, устроит, подумала, что двадцать минут — это и есть практически «хоть сейчас», уточнила адрес, и на том конце дали отбой.


Ровно через двадцать минут она услышала шаги на лестничной площадке, дверь распахнулась и в пустую прихожую вошли трое. Двое были как братья — высокие, широкоплечие, в одинаковых строгих костюмах, а третий — невысокий человечек с заметным брюшком и лысиной, которая отблёскивала в свете лампочки.

— Здравствуйте, здравствуйте ещё раз, Кира! — затараторил человечек. Очень рад, очень рад! А продайте-ка мне эту квартиру, а?! Попробуйте!

«О, господи! — подумала Кира. — Что за день? Ещё изнасилуют меня прямо здесь, в этой пустой «двушке», а потом придушат. С таких станется!» 

 

 

 

 

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.