nik_rasov

Categories:

Плутарх жжёт. Выйти замуж за принца

Или нет — лучше сразу за царя!

Из принца-то ещё неизвестно, что выйдет, а царь — вот он! — сидит на троне, казна у него, войско и всякие там бриллианты с алмазами.

Верный вариант, помилуй бог!

Ага.


Сядем же у мониторов и будем слушать странные истории про царей и про цариц...

Там, где сейчас раскинулась современная Турция, в той её части, что омывается волнами Эгейского моря, была когда-то давным-давно сказочная страна Иония.

И жили в ней, конечно, ионийцы — такие себе древние греки.

А жемчужиной Ионии являлся город Милет.

В Милете имелась гавань, и извилистая речка Меандр впадала здесь в море. С востока к городу подступали горы. С гор бежали весёлые ручьи, питая окрестные поля, сады, пастбища и многочисленные виноградники на склонах.

В ручьях и источниках резвились нимфы, которые следили за плодородностью здешних краёв.

А лазурную гладь моря пенили штевни кораблей, паруса ловили попутный ветер и корабли начинали отсюда свои пути по всему Средиземному морю и в Понт Эвксинский к берегам Тавриды и устью Дона.


И жила в Милете одна девушка и звали её Монима.


И была она такая справненькая, такая ладненькая, что я и описать не берусь! Одним словом — настоящая красавица, и если кто уж её увидел, то тут прямо сразу и пропал.

И, наверное, сохли по Мониме милетские юноши и мужчины постарше.

Но она была девушкой незамужней, суженого пока не сыскала и, может, думала: «Я такая красотулечка, и не для того меня мама рожала, чтобы шла я за простого ионийца».

Так она думала или нет — сейчас точно не скажешь.


Только однажды появился в Милете не абы кто, а настоящий царь.


Звали его Митридат VI Евпатор, а ещё он имел два прозвища — Дионис и Великий.

Царь он был настоящий, высшей пробы, владел обширным Понтийским царством, раскинувшимся по обеим берегам Чёрного моря, и были у него и казна, и слуги, и тысячи подданных, и войска в блестящих доспехах на конях да верблюдах.

И сам он был мужчина видный и привлекательный.

И Митридат тоже увидел Мониму и пропал.


Пропал он, может, и не сразу, не с первого раза, но уж точно потерялся, когда Монима — ему, царю! — отказала.

И принялся он её обхаживать.


Посылал дары царские, слова говорил всякие, а однажды отправил Мониме пятнадцать тысяч золотых монет.

Только Монима от всего этого не сдавалась и твёрдо стояла на своём: не дамся я тебе, царь, за все эти блестящие цацки!

Что поделаешь? Очень уж Митридату хотелось заполучить красавицу себе и пришлось ему составить брачный договор по всей форме и послать Мониме царскую диадему, как знак того, что станет она его царицей.

А диадема — это такая корона маленькая и она привязывалась, как я понимаю, к голове специальной ленточкой. И про ленточку это не пустяк, а важная для сказки деталь.

И дело сладилось — эх, скорым пирком, да за свадебку!


А дальше вышло так, как поёт в своей песне группа «Крематорий»:

Где-то между Лондоном и Токио,
Где-то между небом и землёёёй
То, что начиналось так возвышенно-красиииво,
Обернулось бедой.


Жизнь царская оказалась не такая привлекательная, как могло бы показаться со стороны.

Плутарх пишет:

Она проводила дни свои в скорби и кляла свою красоту, которая дала ей господина вместо супруга и варварскую темницу вместо замужества и домашнего очага, заставила жить вдали от Греции, только во сне видя то счастье, на которое она понадеялась и на которое променяла подлинные блага эллинской жизни.

Так прекрасная Монима вышла замуж за «богатого и успешного», но женского счастья она не обрела.


Но на этом история не закончилась.


В брачном договоре, видать, имелся один пункт и то ли он был набран мелким шрифтом и Монима его не заметила, то ли прочла, но решила: «Ааа, чепуха! Дань варварским традициям и ничего такого не произойдёт!»

Только произошло.

А речь там шла о некоторых мерах, которые будут приняты, если от царя вдруг отвернётся удача.

И удача отвернулась от Митридата в то самый миг, когда в Малой Азии показались римские орлы и послышалась железная поступь легионов.

Их вёл Лукулл.


В результате его действий Митридатово войско разбежалось, а царь был принуждён спасаться бегством:

Сам Митридат, брошенный всеми своими прислужниками и конюхами, смешался с толпой и насилу выбрался из лагеря. Он даже не смог взять из царских конюшен коня, и лишь позднее евнух Птолемей, заметив его в потоке бегущих, спрыгнул со своей лошади и уступил её царю. В это время римляне уже напирали сзади и гнались за царём с такой быстротой, что вполне могли бы его захватить.

От плена Митридата спасла случайность — между ним и преследователями оказался мул, гружёный золотом. Римские солдаты решили, что лучше синица в руках чем журавль в небе и бросили погоню и принялись драться и делить нежданную добычу.


А Митридат хоть и бежал в спешке, но для своей семьи улучил минутку. Он отправил в крепость, которая стояла вдалеке от места сражения и где находились некоторые его близкие, евнуха Бакхида с приказом обо всех позаботиться.

Евнух прибыл на место, собрал всех, сказал, что царя постигло несчастье и что его домашним угрожает римский плен и позор.

И сказал, что им всем придётся умереть.

Способом, который они выберут сами.

Такие уж были нравы!


Две сестры Митридата, — Роксана и Статира, сорокалетние девицы, приняли яд.

Что характерно: Роксана, подняв чашу с ядом, принялась громко браниться и проклинать непутёвого брата, а Статира напротив вознесла ему хвалу за то что он, находясь в опасности, нашёл время для них, позаботился и избавил от позорного плена.

Несмотря на разные эмоции обе сестры умерли одинаково.


Там же находилась ещё одна жена Митридата — Береника, тоже ионянка с острова Хиоса.

Береника взяла чашу с отравой, но её мать заявила, что если дочери суждена смерть, то она разделит эту участь с ней. И они выпили чашу пополам.

Но порции оказались меньше чем надо, и мама умерла сразу, а молодая и здоровая Береника нет, и лежала, и мучилась, и никак не могла умереть.

Тогда евнух  Бакхид сделал то, что должен и задушил её.

Так погибла Береника.


А Монима яд почему-то не избрала.

Она молча сорвала с головы диадему, завязала на ленте узел и повесилась.

Но лента порвалась и Монима тоже не смогла быстро и сразу умереть.

 «Проклятый лоскут, — молвила она, — и этой услуги ты не оказал мне!»

После этого она плюнула на диадему, отбросила её в угол и подставила свою прекрасную шею Бакхиду.

«Режь!» — приказала она евнуху.

И тот зарезал её своим мечом.

Так умерла Монима.


Вот вам и вся сказка о прекрасной гречанке Мониме, её царственном супруге Митридате Понтийском, и брачном контракте.


Сказка ложь, да в ней намёк! Красным девицам урок.  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.