nik_rasov

Category:

Плутарх жжёт. Когда они нажрутся?

Тут некоторые сограждане иногда вопрошают: «Ну когда же они нажрутся-то уже?»

И закатывают глаза, и тыкают пальцем в сторону разных других наших сограждан — то политиков, то бизнесменов, а то и просто торговцев с городского рынка.

Я этот вопрос полагал в большей степени риторическим, но внезапно нашёл на него ответ у древних авторов.

Позвольте представить — Марк Лициний Красс.

Вверху я поставил кадр из кинофильма Стэнли Кубрика «Спартак», в котором Красса играет Лоуренс Оливье.


Итак: Марк Лициний Красс.

Он был чиновником, политиком, полководцем.

И одним из самых богатых людей Рима тех времён.

Плутарх пишет об этом замечательном человеке так:

Римляне утверждают, что блеск его многочисленных добродетелей омрачается лишь одним пороком — жаждой наживы. А я думаю, что этот порок, взяв верх над остальными его пороками, сделал их лишь менее заметными.

И ещё:

Если говорить правду, далеко не делающую ему чести, то большую часть этих богатств он извлёк из пламени пожаров и бедствий войны, использовав общественные несчастья как средство для получения огромнейших барышей.


Диктатор Сулла, одержав верх в гражданской войне, раздавал и продавал по дешёвке имущество казнённых им врагов. И Красс был тут как тут, подгребая под себя добычу. Он завёл себе рабов — архитекторов и строителей, а затем вложился в недвижимость и приобрёл разные городские здания, пострадавшие в пожарах.

Плодородные земли и многие серебряные рудники тоже перешли в руки Красса

...но всё это можно было считать ничтожным по сравнению со стоимостью его рабов — столько их у него было, да притом таких, как чтецы, писцы, пробирщики серебра, домоправители, подавальщики.


Ко всему этому Красс позже добавил славу победителя Спартака:

Спартак был, наконец, поставлен в необходимость выстроить всё своё войско. Перед началом боя ему подвели коня, но он выхватил меч и убил его, говоря, что в случае победы получит много хороших коней от врагов, а в случае поражения не будет нуждаться и в своём. С этими словами он устремился на самого Красса; ни вражеское оружие, ни раны не могли его остановить, и всё же к Крассу он не пробился и лишь убил двух столкнувшихся с ним центурионов. Наконец, покинутый своими соратниками, бежавшими с поля битвы, окруженный врагами, он пал под их ударами, не отступая ни на шаг и сражаясь до конца.


И потом Красс вплотную занялся политикой и вскоре достиг могущества. В Риме сложился первый триумвират — «союз трёх мужей». Юлий Цезарь правил в Галлии, Помпей Великий — в Испании, а Красс получил Сирию.

Впрочем, без приглашения сирийских властей.

И Красс, человек пожилой, радовался ну прям как ребёнок и считал, что ему выпал самый лучший жребий. Всем были памятны походы Лукулла против понтийцев и армян, а Лукулл после них сильно разбогател.

Просто до неприличности!

И при этом он как-то довольно легко всех там побеждал.


Вот Красс и решил отправиться в Азию с войсками, покрыть себя славой триумфатора и преумножить свои, и без того огромные, богатства.

И он двинулся на парфян.

А те применили свою тактику кочевников — скакали на конях вокруг легионов, уклонялись от рукопашных схваток, и всё время осыпали римлян стрелами.

И римляне ничего не могли с этим поделать, и гибли, и страдали от ран, жажды и голода.

Стиснутые на небольшом пространстве, они сталкивались друг с другом и, поражаемые врагами, умирали не лёгкою и не скорою смертью, но корчились от нестерпимой боли, и, катаясь с вонзившимися в тело стрелами по земле, обламывали их в самих ранах, пытаясь же вытащить зубчатые острия, проникшие сквозь жилы и вены, рвали и терзали самих себя. Так умирали многие, но и остальные не были в состоянии защищаться.


В конце концов Красс с остатками войска отступил, был настигнут врагами, пошёл с ними на переговоры и во время них был убит в произошедшей стычке.

Враги отрубили Крассу голову и руку и отправили их своим властителям в армянский город Арташат в Араратской долине в основании которого, по рассказам, принимал участие сам карфагенский полководец Ганнибал.

Голова Красса стала игрушкой победителей на пирах и реквизитом для представлений актёров.

По свидетельству древнего историка Диона Кассия, издеваясь над алчностью Красса, парфяне лили в его мёртвый, распахнутый рот расплавленное золото.

И Красс, наконец, утолил свою ненасытную жажду богатства.


Вот, собственно, и ответ на вопрос, заданный в заголовке: «А когда же они нажрутся?»

Да никогда.

Лишь, быть может, с последним глотком.

Как древнеримский политик, полководец и богач Марк Лициний Красс.

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →