nik_rasov

Categories:

Севастополь. На безымянной высоте

Никакого названия у этого холма нет. По крайней мере я его никогда не слышал, и когда хотят как-то обозначит эту местность в разговоре, говорят обычно: «у батареи Пьянзина» или «рядом с Пьянзинской батареей».

Ещё эта возвышенность обозначается как «высота 60,0».

На её вершине располагалась 365-я зенитная батарея ПВО Черноморского флота.

Немцы называли её форт «Сталин».

Отсюда видны горы.

 До того как флот установил здесь свои зенитки, высота тоже не пустовала.

Были на высоте 60,0 укрепления и при государе-императоре, и в Крымскую войну тут, на стратегически важном месте, тоже располагались военные.

С древнейших времён, во время войн, люди поднимались на высоты, чтобы сопротивляться врагу и умирать на них, если придётся. 

В моём детстве здесь «ничего не было», а сейчас холм застроен частными домами, которые вплотную подбираются к остаткам батареи.

Но ещё сохранились заросли дубняка и зреют плоды на фисташках. А фисташкам только дай почву покаменистей, да пообрывистей и так, чтобы солнце палило сверху.

Ну, это место для них как раз подходящее.

Когда не было домов, хорошо было заметно, что вся вершина холма изрыта глубокими воронками.

Да они видны и до сих пор, и некоторые очень большие.

То ли немцы скидывали какие-то мощные авиабомбы, то ли постаралась их гигантская пушка «Дора», которая, говорят, произвела по батарее шесть выстрелов.

Не знаю.

От самой батареи мало, что осталось.

Да и перестраивали там чего-то после войны.

Видно, что стояли когда-то орудия.

Какие-то командные посты.

А может дальномерные.

Я в этих вопросах не разбираюсь.

Можно пройти старым коридором.

К запасному выходу.

Посмотреть на памятник.

Вокруг которого расположены захоронения.

На одних плитах указанны фамилии погибших.

А на многих — нет.

Мемориал существует с советских времён, но раскопки проводят до сих пор.

Последний командир батареи — старший лейтенант Черноморского флота Пьянзин Иван Семёнович, и по его фамилии батарею обычно и называют. До него было ещё два командира, но они выбыли по ранениям.

Пьянзину было 23 года, когда он передавал свои последние сообщения и вызывал огонь на себя:

 — Ведем борьбу за ДзОТы, только драться некому, все переранены!
— Биться некем и нечем, открывайте огонь по компункту, тут много немцев!

Есть тут столик и лавочка, сколоченные из досок, где можно сесть и помянуть ребят, раз уж завернули к ним в гости.

Только тому кто за рулём, лучше всё же ограничится тоником.

Ну, а если у вас имеется миллион рублей и вы сможете добавить к нему ещё 400-500 тысяч, то есть возможность прикупить себе в собственность, неподалёку от батареи, 10 соток этой каменистой, напичканной осколками бомб и снарядов, земли.

Ну, вот такой, к примеру.

Только надо осторожней, а то прежние администрации нарезали участков в охранной зоне, а потом у покупателей возникли с ними проблемы.

А строится на костях — нехорошая, говорят, примета.

Хотя...

Именно так и расширяются многие города, и ничего уж с этим не поделаешь.

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.