nik_rasov

Categories:

"На берегу" Невила Шюта. Все умрут. Даже кролики.

Кадр из кинофильма "На берегу" 1959 года
Кадр из кинофильма "На берегу" 1959 года

Когда миледи отравила Констанцию Бонасье, я не плакал. И когда Герасим утопил собачку, я остался невозмутим.

Даже когда на Гревской площади вешали некую цыганку по имени Эсмеральда и палач, выбив у неё из-под ног лестницу, вскочил ей на плечи... Даже тогда я лишь скрипнул зубами.

Я вообще крепкий парень, закалённый вот этими всякими книжными трагедиями.

Но роман Невила Шюта «На берегу» показался мне очень печальным.

Там умерли все.

Когда-то я посмотрел фильм Стэнли Крамера: Грегори Пек, Ава Гарднер и чёрно-белая киноплёнка.

Хороший голливудский фильм без супергероев и компьютерной графики.

А недавно прочёл книгу.

В ней события происходят после атомной войны. Третьей мировой. В пятидесятые годы. И начали эту войну не сверхдержавы вроде России и Америки, а «малые» страны, которые тоже обзавелись своими атомными бомбами. А когда всё началось, то события вылились в неразбериху навроде пьяной кабацкой драки, когда кто-то уже разбил люстру стулом и в темноте все раздают удары направо и налево, не разбирая ни своих ни чужих.

Логичное развитие ситуации.

Но о самой войне в книге почти ничего-то и нет.

Через пару лет после её окончания в Северном полушарии уже все умерли, а в Южном ещё живут люди. Радиация движется на юг посредством всяких там муссонов, да пассатов и люди просто ждут, когда наступит и их черёд.

В Мельбурне и его окрестностях считают дни, когда и их накроет радиационным облаком. «Где-то в сентябре», — говорят они. «Да, может неделькой раньше — неделькой позже».

Есть ещё командир атомной подлодки ВМФ США, которого отправляют к берегам Америки проверить радиационный фон.

Чего в книге нет — так это распространённых нынче сценариев постапокалиптичного существования. Ну, знаете, когда каждый сам за себя, повсюду убийства, грабежи и драки за ресурсы. По схемам, любимыми, чуть заплывшими возрастным жирком, сорокалетними городскими мальчиками:

— пункт А — выбраться из города;

— пункт Б — раздобыть оружие;

— пункт В — убивать всех;

...

— пункт Ё — не забыть спинер...

...и так далее.

Нет! Здесь, на берегу, люди живут обычной жизнью, не изменяя своим привычкам. Ходят на работу, делают покупки и строят планы на будущее, обманывая самих себя. Такой тихий мирок в ожидании смерти.

Никакого хаоса — всё чинно и благородно. Даже в таких мелочах, как рыбалка. Сезон ловли форели открывается 1 сентября, но к тому времени все уже будут мертвы. И тогда правительство переносит дату, чтобы люди могли напоследок порыбачить, не нарушая закон и не превращаясь в браконьеров.

А когда наступает срок, люди просто ложатся в свои постели и принимают яд, чтобы избегнуть мучений лучевой болезни.

Неизбежность. Вот слово, приходящее в первую очередь на ум, при чтении этой книги.

И ещё — достоинство.

А кролики? Кролики, бич Австралии, тоже вымрут, но позже чем люди. Где-то через годик. У кроликов сопротивляемость организма выше.

И премьер-министр говорит, что вот, мол, мы долго-долго воевали с кроликами на своём континенте и в конце концов они нас победили.

Да.

Словом, грустно и печально всё это, братцы, и не единого просвета или надежды не оставляет эта книга.

И если б я был министром образования, то я бы включил роман в обязательную школьную программу. И заставлял бы детей писать сочинения и учить отрывки наизусть. И ставил бы нерадивым школьникам двойки и ввёл бы телесные наказания и сёк бы их розгами, пока в юных головах не закрепилась бы мысль о том, что никогда нельзя допустить, чтобы такое произошло в действительности.

И школьники возненавидели бы меня и прокляли моё имя.

Так вот!

Кадр из фильма "На берегу" 1959 года
Кадр из фильма "На берегу" 1959 года

  

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.