nik_rasov

Category:

Плутарх жжёт. Судейские уловки и проходящая слава

Где-то в IV веке до нашей эры один гражданин по имени Марк Манлий по прозвищу Капитолийский подбил древнеримский плебс на майдан.

Довольно обычное дело для Рима тех времён.

А вот вверху и сам Манлий на фреске в Палаццо Публико итальянского города Сиена. И на картине он не парит в невесомости, а падает.

Совершенно без всякого снаряжения для джампинга или парашюта.

И с Манлием произошла интересная история.

Когда галлы взяли Рим, всё, оставшееся в живых, население спряталось на неприступном Капитолийском холме. Кроме некоторых жрецов, бывших консулов и триумфаторов, которые решили принести себя в жертву и не могли расстаться с любимым Римом. 

Всё это были люди пожилые и они переоделись в лучшие одежды, пришли на форум, уселись в кресла из слоновой кости и стали молча ждать своей судьбы.

...с изумлением увидел там богато одетых людей, которые молча сидели в креслах и при появлении врагов не поднялись с места, не изменились в лице, даже бровью не повели, но, спокойно и твёрдо опираясь на посохи, которые держали в руках, невозмутимо глядели друг на друга.

Галлы сперва подумали, что это какие-нибудь божества, но потом разобрались и всех пенсионеров перебили на месте.

А Капитолийский холм галлы захватить не могли — очень уж обрывистый и высокий он был. Но однажды, они заметили на скале следы, которые указывали, что в этом месте кто-то поднимался или спускался. Это недавно там проходил гонец от римского войска к осаждённым.

И галлы решили пойти той же дорогой.

Ночью они влезли на кручу, но тут их услышали гуси из храма Юноны и подняли крик. 

Вообще удивительно, как римляне, терпя голод в осаде, не сожрали этих гусей. Всё-таки имелись тогда ещё какие-никакие святые вещи.

А сами гуси наверняка тоже были голодные и они принялись орать, учуяв в ночи присутствие человека.

Тут-то на сцене и появился наш Манлий.

Он услышал шум, выскочил навстречу врагу и схватился с передовыми галлами — одному отсёк руку, а второго сбросил вниз ударом щита. Вскоре подоспели другие римляне, и вылазка была отбита.

А на рассвете осаждённые сделали две вещи — наградили Марка Манлия и скинули на галлов с холма начкара, чьи часовые этой ночью проспали неприятеля.


Прошло время. Галлы уже давно были побеждены, но не было покоя в Риме. Марк Манлий, прозванный за свой подвиг Капитолийским, принялся смущать народ.

Он говорил о несправедливостях, об обидах, чинимых простому люду властьимущими и раскрывал всякого рода коррупционные схемы правящих чиновников.

То есть стоял за правое дело и являлся яростным оппозиционером.

Только у него не было телеграм-канала, где можно было бы писать, обидные для власти, посты.

Может он действительно был таким бескорыстным народным защитником, а может нет.

Плутарх о его мотивах пишет так:

Он притязал на первое место среди сограждан, но не в силах был затмить славу Камилла благородными средствами, а потому пошёл самым обычным и проторенным путем, ведущим к тирании, — стал искать благосклонности толпы, прежде всего тем, что заступался за должников, одних защищая от заимодавцев в суде, других силою вырывая из рук властей и препятствуя исполнению законных приговоров, так что скоро вокруг него собралось множество неимущих, которые держались слишком дерзко и сеяли беспорядки на форуме, наводя немалый страх на лучших граждан.


В таком свете, действия Манлия предстают перед нами не как благородная забота о народе, а как банальная беспринципная борьба за власть.

Манлия заключили в тюрьму за его действия и попытки подбить чернь к бунту. Тогда плебс принялся выходить на пикеты и собрался наконец на большой митинг у здания темницы.

Власти испугались и выпустили заключённого, а он вновь взялся за старое.

И тогда, видя что вот-вот в городе, и без того ослабленном иностранным вторжением, могут начаться мятежи, Манлия привлекли к суду.


Но тут вышла такая штука.

С форума открывался прекрасный вид на Капитолий. И все присутствующие, — судьи, обвинители и зрители, — всё время видели перед собой то место, на котором Марк Манлий Капитолийский показал свою доблесть — отразил атаку врага.

И ни у кого не хватало духу осудить его в виду этого напоминания о геройстве.

Тогда пошли на хитрость.

Судебное заседание сделали выездным и перенесли его за городские стены.

Оттуда Капитолийского холма не было видно и судьи собрались с духом и вынесли подсудимому смертный приговор.


Следует сказать, что эти древние судейские не были лишены чувства иронии.

Марка Манлия Капитолийского отвели на Капитолийский холм и сбросили с Тарпейской скалы в том самом месте, где он когда-то и свершил свой памятный подвиг. 

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.