nik_rasov

Category:

Искусство войны и фактор туалетной бумаги

Говорят, что если что, то мы их легко победим.

Бытует такое мнение.

Говорят, что без туалетной бумаги они и воевать-то не смогут, и если её им вовремя не подвезут на позиции, то — всё, шабаш! Бери их голыми руками и вези в Сибирь.

Я только не знаю, учитывает ли фактор туалетной бумаги наш Генеральный штаб в своих секретных, тщательно выверенных, доктринах.

Когда я служил, у нас не было туалетной бумаги. Это совершенно точно. Но что имелось вместо неё — не помню. Потому, что свежий выпуск газеты «Красная звезда» подшивался к толстой стопке прежних номеров и лежал в Ленинской комнате, и совершенно невозможно, чтобы она, газета, заменяла нам эти рулончики, которых, повторюсь, у нас тогда и не было.


И в моей доармейской, гражданской, жизни с туалетной бумагой было не всё так просто. С ней и в мирной обстановке тогда была напряжёнка, хотя был объявлен курс на разрядку, и вместо неё у нас дома имелся журнал «Коммунист».


Так закалялась сталь.


А журнал «Коммунист» не то чтобы выписывался специально под это дело и, — упаси господи! — это не был жест какой-то оппозиционности, а просто если ты выписывал другие журналы, например: «Техника — молодёжи», «Вокруг света» и «Моделист-конструктор», то тебе ещё оформляли подписку и на этот, небольшого формата, журнальчик в синей обложки с красными буквами на ней — КОММУНИСТ.

Это тогда называли «в нагрузку».

А читать там было особо нечего. Только одна рубрика — «Тот безумный мир». В ней редакция собирала всякие короткие вырезки в основном с дурацкими заметочками из книги рекордов Гиннесса, долженствующие показать нам, жителям страны без туалетной бумаги, как жители других некоторых стран, в которых это средство имеется, неторопливо сходят с ума от изобилия, бьющего явно через край.


И теперь, когда туалетная бумага есть и у нас, некоторые всё равно говорят, что мы их, мол, победим потому, что они без неё воевать не могут, а мы — ничего, мы — привычные.

То есть логика присутствует и она такова — изнеженные, закованные в доспехи, легионы вступают под сень Тевтобургского леса, где их поджидают, неизбалованные пипифаксом, варвары и опрокидывают их.

А потом? 

Потом, безусловно, Рим!

Как писал генералиссимус Александр Васильевич в своей «Науке побеждать»: 


Приказ – спускайся в город, режь неприятеля на улицах! Конница, руби! В домы не ходи, бей на площадях! Штурмуй, где неприятель засел! Занимай площадь, ставь гауптвахт. Расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, магазинам! Неприятель сдался – пощада! Стена занята – на добычь!


А теории надо время от времени поверять практикой. Потому, что теория без практики мертва. И надо бы всех, кто говорит, что мы их легко победим по той простой причине, что они туалетнобумагозависимые, призвать на переподготовку и сформировать из них отдельное подразделение.

А может даже особый род войск.

И я даже готов тянуть сержантскую лямку в этом сводном полку, или дивизии или сколько их там наберётся? И готов выполнять свои обязанности безо всяких дополнительных наград, а просто за среднюю по Российской Федерации зарплату.

Мне только потребуются химгородок для проведения занятий и по одному общевойсковому защитному комплекту на брата. А упражнения по защите от оружия массового поражения на свежем воздухе — это такого рода штука, которая поднимает боевой дух на небывалую высоту.

Да ещё, пожалуй, придётся доставить в расположение из хранилищ Ленинки архивные номера журнала «Коммунист».

И я не Суворов и не умею так красно говорить, но вполне способен монотонно повторять в течение дня фразы: «Отставить, медленно!», «Не укладываетесь в норматив!» и «Будем тренироваться!»


Потом мы спустим их с цепи.


Берингов пролив они перейдут по льду. Будет там лёд или нет — совершенно не важно. На штабных картах мы отметим, что он есть, и этого будет вполне достаточно.

Лично возглавить этот беспримерный рейд мне помешают некоторые обстоятельства личного характера.

Но в авангард мы пошлём ударный взвод из самых кровожадных. Из тех, кто уверяет будто мы легко их победим с экранов и на большую аудиторию. Взводу мы дадим почётное наименование «Останкинские головорезы».

И вот, когда над куполом Капитолия взметнётся победный стяг, тогда я возьму кредит, куплю билет и прилечу лично, если в окрестностях Вашингтона уцелеет к тому времени хотя бы одна лётная полоса, способная принять пассажирский борт.

И поздравлю их с победой.


Так оно будет.


А пока... Пока я сегодня утром пошёл привычной тропой и внезапно не обнаружил туалетной бумаги на её узаконенном месте.

И я повёл себя не как советский солдат, а словно какая-нибудь истеричная тварь, неопределившаяся со своей гендерной идентичностью.

И возопил: я что, ещё и должен следить за всеми этими мелочами?

Ну, тут быстренько выяснилось, что да — должен.

И конфликт зачах, не успев как следует расцвести.

И я успокоился и занялся тем, чем и надлежит заниматься мужчине — созерцанием мира и размышлениями о его судьбах.


А любителям пропагандировать вышеуказанные лозунги и говорить про то, как мы лихо примемся «бить врага малой кровью и на чужой территории», хотел бы заметить, что думать предпочтительно головой, а не тем местом, для которого и предназначена туалетная бумага.

Споёмте, друзья!

Полетит самолет, застрочит пулемет,
Загрохочут железные танки,
И линкоры пойдут, и пехота пойдёт,
И помчатся лихие тачанки.

Мы войны не хотим, но себя защитим,
Оборону крепим мы недаром,
И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!

  

  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.