nik_rasov Golden Entry

Category:

Паруса, экватор и морской бог

Нет.

Конечно, я знал об этом и раньше.

Конечно, я уверен, что и вы об этом знаете.

Даже как-то совестно писать на такую широко известную тему, как пересечение судном этой воображаемой линии — экватора. Но я всё же попробую, потому что во-первых мне попалось описание этого события в одной старой книге, и всегда приятно убедиться, что традиции на самом деле имеют глубокие корни, а во-вторых...

Во-вторых книгу написал один хороший человек.

Василий Михайлович Головнин, русский мореплаватель и человек интересной судьбы.

А иллюстрации пусть будут из мультика про капитана Врунгеля.

Он весёлый!

Да к тому же путешествие Головнина на шлюпе «Диана» чем-то напоминает путешествие яхты «Беда» — это ж надо было умудриться, попасть в плен к англичанам на мысе Доброй Надежды, просидеть там больше года, а затем уйти на Дальний Восток и там на два года угодить в плен к японцам!

Беда!

20 декабря 1807 года во втором часу пополудни русский исследовательский шлюп «Диана» пересёк экватор в Атлантическом океане под 27-м градусом долготы.

Это была вторая кругосветная экспедиция российских мореходов. За год до этого из плавания вернулись капитаны Крузенштерн и Лисянский, проведшие свои корабли вокруг шарика. Но нужно отметить, что они путешествовали на кораблях построенных в Англии. А «Диана» строилась в России и, следовательно, была первым кораблём русской постройки, пустившемся в такую даль.

Командовал судном лейтенант Головнин.

Головнин, ещё будучи четырнадцатилетним гардемарином, уже побывал в морских сражениях. А потом его отправили в Англию набираться опыта, где он четыре года учился и даже участвовал в битвах на британских кораблях.

И вот «Диана» приближалась к экватору.

Головнин знал обычаи новые для русских моряков, но уже устоявшиеся на английских, французских и голландских судах.

Иностранные матросы загодя принимались готовиться к этому событию. Трое обязательно наряжались Нептуном, женою его Амфитритой и сыном их Тритоном. А часть остальных принимали облик разных морских существ, составляющих свиту морского самодержца.

Как пишет Головнин:

«...им позволяется при таких случаях обыкновенно руководствоваться собственным своим вкусом, который отгадать немудрено: чем безобразнее, тем лучше».

И вот, в час перехода экватора, Нептун со своей свитой располагался на баке (на носу) корабля. Если экватор пересекали ночью, то всё представление откладывали на утро.

Роль Нептуна требовала от её исполнителя некоторой сноровки — он спускался по верёвке с носа корабля почти до самой воды и вопрошал оттуда в рупор страшным голосом: 

— На корабле — алло?! 

Капитан судна стоял на шканцах (возвышение на корме), и отвечал невидимому собеседнику:

— По ответу — алло!

Нептун, конечно, интересовался, что за корабль, да куда идёт, да кто на нём командиром и есть ли среди экипажа те, кто пересекают экватор в первый раз?

Когда все вопросы прояснялись, грозный морской бог кричал:

— Ложись в дрейф!

Капитан, естественно, не мог ослушаться властелина всех морей и отдавал соответствующую команду. Это на самом деле была формальность, и судно продолжало следовать своим курсом.

Нептун поднимался на палубу, усаживался в, специально изготовленную для него, колесницу, и свита волокла его к шканцам. Самодеятельный оркестр наигрывал, приличные случаю, мелодии.

Строй солдат отдавал Нептуну честь, а капитан корабля вероломно протягивал ему список членов экипажа и пассажиров, которые ранее не бывали на экваторе.

Вся церемония, вопросы и ответы, сопровождались разного рода шуточками.

На палубе устанавливалась бочка с водой, к которой поочерёдно вызывали людей из списка.

Как правило, пассажиры и офицеры ссылались на состояние здоровья, занятость и так далее, и в виде извинения, что не могут явиться на зов, отправляли Нептуну подношение — одну-другую бутылку водки.

Нептун с удовольствием принимал дары.

Тех же, кто не мог или не хотел откупиться, усаживали на доску, положенную поперёк бочки с водой, и завязывали глаза. Теперь новичка требовалось обязательно побрить. Вместо мыла лицо «намыливали» смолой, а вместо бритвы использовали кусок доски, выструганной в форме бритвы.

Забавный вид, должно быть, принимало лицо мореплавателя после такой процедуры!

Потом доска из-под сидящего выбивалась внезапным ударом, и тот падал в бочку с водой.

А только лишь он из неё выныривал, как его тут же обливали ещё и из нескольких вёдер.

Полученные бутылки с водкой конечно же не пропадали зря и Головнин пишет:

«Последствием всех таких церемониальных дней обыкновенно бывает то, что на другой день Нептун, Амфитрида, Тритон, все царедворцы и их друзья чувствуют необыкновенную головную боль от действия многих приношений».


Сам Василий Михайлович дал добро на проведение всего этого обряда на «Диане», чтобы морякам лучше запомнился день пересечения экватора.

Но сделал одно исключение — запретил давать матросам водку.

Вместо этого он приказал по окончании церемонии сварить для них пунш, чтобы празднество было контролируемым.

Взвешенное решение.


А «Диана» пересекла экватор и бежала себе всё дальше и дальше под белыми парусами. Впереди ей предстояла встреча с берегами Бразилии, мысом Доброй Надежды, Океанией и, наконец, суровой Камчаткой.


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.