nik_rasov Golden Entry

Category:

Кораблекрушения. Английский корабль "Индостан" 1804 год. Пожар на борту

Ураганы, подводные камни, неприятельские корабли — всё это подстерегало моряков парусного флота в их скитаниях по морям. Беды и лишения окружали обитателей маленького, замкнутого, гонимого ветром мирка со всех сторон.

Но даже на фоне этих напастей пожар на судне в открытом море выделялся своей гибельностью, и одна мысль о нём внушала храбрецам ужас.

Корабль Его Величества «Индостан» уже оставил беспокойную боевую службу и теперь являлся транспортным судном. Его снарядили для доставки припасов на эскадру адмирала Горацио Нельсона, которая крейсерствовала в ту пору в виду города Тулона.

Кроме всего прочего, «Индостан», под завязку наполненный различным морским снаряжением, вёз одиннадцать аптечных ящиков для королевского госпиталя на Мальте.  

29 марта 1804 года «Индостан» угодил в сильный шторм, разразившийся в Лионском заливе.

«Индостан» потерял из виду своего спутника — фрегат «Феб». Все паруса на его мачтах изорвало ветром, и лишь буря начала стихать, команда принялась за их починку. 

2-го апреля, около 7-ми часов утра из одного трюма в воздух стал подниматься дым. На «Индостане» сразу же пробили команду: «К пушкам!» И это показывает нам, с какой серьёзностью относились к возникновению огня на кораблях Британского Королевского флота. Ведь сигнал тревоги означал, что все служители обязаны занять свои места согласно боевого расписания, а того, кто не являлся на своё место в то время, когда корабль приготовлялся к бою, по закону ожидала смертная казнь.

И при начале сражения, и при пожаре давали один и тот же сигнал.

Однако в этот раз сражаться членам команды не пришлось, но испытание, которое им предстояло, было не менее страшное.


В единый миг в трюм направили пожарные трубы и стали лить по ним воду. Все койки вынесли наверх, огонь в кухонной печи потушили и раскрыли некоторые пушечные порты нижней палубы, чтобы там стало светлее и можно было бы осмотреться.

Прежде всего следовало найти очаг пожара.

Огня не было видно, но дым и нагрев некоторых участков палубы указывали, что горит носовой трюм, где хранилось снаряжение для эскадры Нельсона.

Капитан корабля Джон Ле Гро отдал приказ герметизировать корабль. Все люки закрывались, отверстия заколачивались, а порты задраивались. Команда стремилась задушить, загасить огонь в, лишённых доступа воздуха, помещениях.

Потом, когда всё это было исполнено, судно легло в дрейф и на воду спустили гребные суда. В каждой шлюпке сидел караульный, а вдоль бортов расставили морских пехотинцев с заряженными ружьями, дабы никто и помыслить не смел спасаться прежде, чем раздастся соответствующий приказ.

Практика показывает, что только жёсткая дисциплина и отсутствие паники, может спасти положение в подобных экстремальных обстоятельствах.

Вверх по мачтам побежали флаги, подавая сигнал бедствия.

Но увидеть его было некому.

Корабль "Индостан" картина Томаса Луни
Корабль "Индостан" картина Томаса Луни

В начале десятого часа капитан скомандовал ставить все паруса и направил корабль к ближайшему берегу.

Экипаж беспрестанно работал. Из запасных частей рангоута готовились плоты, в трюм по-прежнему лили воду и из крюйт-камеры доставали порох и выбрасывали его в море.

Наконец, из-за сильного задымления, работать на нижних палубах стало невозможно. Порох уже перестали выносить, а принялись его заливать водой. Крюйт-камера не была оборудована специальным водоводом, с помощью которого её можно было бы затопить. 

Работу пришлось прекратить, когда люди принялись падать без чувств. Их выносили на верхнюю палубу и они, через некоторое время приходили в себя от свежего воздуха, кроме одного баталера с корабля «Виктория». 

Он умер. 

Крюйт-камера располагалась в корме судна и когда доступ в неё оказался преграждён дымом, плотники прорубили пол в офицерской каюте в нужном месте и через дыру снова принялись доставать порох.

И вновь многие получали отравление дымом и их приходилось спасать.

В начале первого часа все вскрикнули от ужаса: внезапно вышибло крышки люков верхней палубы, из них повалили клубы дыма, а пламя столбом взметнулось до середины мачт.

Все решили, что смерть добралась до них добралась.

Два матроса попытались запрыгнуть в шлюпки, но свалились в море и пошли ко дну. Возникло замешательство и недалеко было до паники.

Тут капитан подал команду спустить паруса, лечь в дрейф и приготовиться к посадке на гребные суда.

Но языки пламени из люков уменьшились и стало возможным вновь накрыть их крышками и заколотить.

Опять на мачтах надулись огромные полотнища парусов и повлекли «Индостан» дальше — к заветному берегу. Ближе, как можно ближе необходимо было к нему подобраться, чтобы иметь больше шансов достигнуть его на шлюпках и плотах.

Между тем часть экипажа продолжала работать около самого опасного места корабля — крюйт-камеры. Артиллерийского офицера Пирса четырежды выносили бесчувственным на палубу, лейтенанта Банкса — пять раз. 

Они приходили в себя и вновь вступали в борьбу за живучесть корабля.

В начале четвёртого спустили, изготовленный плотниками, плот для спасения людей. Плот закрепили к судну кабельтовым (буксирным тросом).

Минуло четыре часа и злосчастный «Индостан» уткнулся наконец днищем в песчаную отмель. Спустили паруса. Теперь можно было заниматься спасением экипажа. 

Берег раскинулся в полумиле от корабля, а до ближайшего испанского города Ампуриус Ла Эскала было около трёх миль.

Гравюра гибель "Индостана" от огня
Гравюра гибель "Индостана" от огня

Показались испанские гребные суда, но они почти не оказывали помощи команде, опасаясь даже близко приближаться к пылавшему кораблю.

Эвакуация проводилась слажено и по возможности быстро. До отказа нагрузили людьми плот и отбуксировали его к берегу, а затем продолжили вывозить остальных на спасательных шлюпках «Индостана».

Капитан, первый лейтенант и штурман оставили корабль последними, когда дым распространился до такой степени, что находиться на палубе судна было уже невозможно.

Эвакуацию завершили около пяти часов вечера, а в половине седьмого стало видно, как из пушечных портов выходит огонь. В восьмом часу пламя охватило весь корабль, а в девять он с грохотом взлетел на воздух.

Это взорвались остатки пороха в крюйт-камере.

Так закончил свой путь 56-пушечный корабль Его Величества «Индостан».


Из 259-ти человек, находившихся на борту, погибло трое при вышеописанных обстоятельствах. Точно причину возгорания установить не представилось возможным. Наиболее вероятным считается то, что во время шторма в аптечных ящиках разбились стеклянные пузырьки с веществами, которые имеют свойство самовозгораться. Говорят, подобные случаи были не так уж и редки в те времена.

Состоявшийся трибунал оправдал капитана Ле Гро, офицеров и команду. Капитану даже вынесли благодарность за умелые действия при спасении членов экипажа и пассажиров.

Нельсон сказал, что это спасение кажется ему почти чудом.

А уж он-то знал толк в подобных вещах.   

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.