nik_rasov

Category:

Террорист

— Как они это делают?

— Смешивают селитру, уголь серу... Что-то ещё, может быть.

— Да? И где я всё это найду? И как смешивать? Вот в кино они входят в магазин, берут стиральный порошок, отбеливатель и какие-нибудь удобрения для комнатных цветов. Ба-бах — бомба готова!

— Наверное они хорошо знают химию и понимают, что именно покупать.

— Да не смеши меня! «Хорошо знают химию»! Тупые солдафоны. Они, наверное, затвердили назубок названия этих порошков и торговые марки и делают всё по готовому шаблону. Вот и мне такой нужен.

— Ну, такой рецепт так просто не нароешь. А тебе что — приспичило что-нибудь взорвать?

— Я бы взорвал к чертям школу.

***

— Как давно вы пришли к решению взорвать школу?

— Как давно? Не знаю. Наверное, сразу после её окончания.

— И вам не было жаль ни в чём не повинных людей?

— Нет-нет. При чём здесь неповинные? Я хотел взорвать само здание. Пустое. С людьми я бы его взорвал, если б мог вернуться на десять лет назад в прошлое. Ух, как бы я их взорвал! И тогдашних школьников и прежних учителей. Кстати, в фильмах я видел как строят машины времени, вы не знаете как они это делают?

— Нет.

— Странно. Я полагал в вашей организации знают обо всём.

— Зачем вам это надо — взрывать здание школы?

— Но я же ничего не взрывал в конце концов. Я даже бомбы не делал и ничего для неё не покупал. Просто говорил на эту тему, а ваши меня сразу-то и взяли.

— Повторяю вопрос: зачем вы намеревались подорвать школьное здание?

— А вам никогда не хотелось?

— Речь не обо мне.

— Но вы тоже когда-то учились в школе? Неужели вам не хотелось, чтобы она однажды провалилась в тартарары? 

— Послушайте, хватит задавать мне вопросы. Отвечайте на мой.

— Хорошо. Школа — это десять лет мучительных унижений, понимаете?

— Нет, не понимаю.

— Да бросьте вы! Всё вы прекрасно понимаете. Неужели вы никогда не получали отметку ниже, чем заслужили только потому, что в тот день у преподавателя было неважное настроение? Или вас не заваливали на экзамене просто так, потому, что вы показались кому-то не совсем симпатичным?

— Вы опять задаёте мне вопросы.

— Хорошо, хорошо... Я хочу сказать, что школа, как я её понимаю, это инструмент подавления человека. Вы приходите учиться и у вас только-только формируются самостоятельные воззрения на жизнь, а вас — бац! — берут в оборот и начинают подгонять под шаблон.

— И это достаточная причина по вашему мнению, чтобы устроить взрыв?

— А по вашему?

— Я здесь ни при чём.

— Вот так и получается: все ни при чём! А судьбы, выражаясь высокопарно, ломаются на взлёте. Сколько страха из-за того, что несёшь домой в дневнике двойку по физике! А ужас вызова родителей в школу...

— Вы учились на двойки?

— Нет, но всяко бывало. А другие ученики? Вы, я вижу, довольно плотного сложения. Какая кличка была у вас в классе, «Жиртрест»?

— Это совершенно не имеет никакого отношения к делу.

— Вас, наверное, дразнили другие дети: «Жиртрест идёт, Жиртрест идёт!» Может даже вас били и лепили на спину бумажки, на которых писали всякие глупости. И потому вы и решили пойти в органы, чтобы стать сильным и всем отомстить. Но вот, что я вам скажу: для тех, из школы, вы навсегда останетесь жирдяем, которому можно безнаказанно дать пинка на переменке. И после всего этого вы станете меня уверять, что взрывать школу грешно? Что за попытку привлечь внимание общества к этой проблеме следует сажать человека в тюрьму? Так вы думаете, а, Жиртрест?

— Прекратите немедленно! Конвой!

***

— Стало известно, что, задержанный при попытке подрыва здания школы, ранее сам в ней учился. Наш собственный источник сообщил, что подозреваемый работал в органах охраны правопорядка. А вы помните своего бывшего ученика?

— Да. Я помню всех своих учеников за последние тридцать лет.

— Как вы можете его охарактеризовать?

— Не удивительно, что попытка взрыва ему не удалась. Это был довольно бестолковый ученик. По химии он совершенно не успевал. Знаете как он хотел устроить взрыв? Рассыпал по полу подвала школы мешок удобрений, древесный уголь и пачку стирального порошка. И перемешивал эту кучу детским совочком. Школьники вообще довольно бестолковы, но этот — один из наиболее тупых. Я это ему ещё в школе говорила, и родителям его говорила...

— Спасибо!

 

— А что вы можете нам рассказать? Вы ведь были соседями с подозреваемым?

— Я плохо его знал, но он всегда вежливо здоровался и производил приятное впечатление. Хороший человек, похоже, не удивительно, что он попытался такое совершить, как это до сих пор никому не пришло в голову? Если б мы больше общались, я бы ему кое-что подсказал. Я, знаете ли, в прошлом служил в армии подрывником...

— Спасибо!

 

— Вы, я вижу, вышли к мэрии города с одиночным пикетом. Что написано у вас на плакате?

— Я написал: «Свободу узникам школьного концлагеря!» 

— Это как-то связано с задержанием в школе?

— Напрямую! Я один из последних, кто беседовал с этим парнем до того, как он решился устроить взрыв. Он меня допрашивал и показался мне человеком думающим и с искалеченной в детстве судьбой. Не знаю, что натолкнуло его на мысль о подрыве школы, но задумка хорошая.

— А почему он вас допрашивал?

— Меня задержали по подозрению в терроризме. Но потом во всём разобрались и отпустили. И в этом большая заслуга арестованного. Если хотите, я могу дать подробное интервью.

— С большим удовольствием вас выслушаем.

— Я видел парочку фильмов, как у телеоператоров из корреспондентской группы в камерах были спрятаны пистолеты и они из них стреляли. Не знаете, как они это делают?   

— Нет, к сожалению. Никому не хотите передать привет?

— Хочу, спасибо! Жиртрест, держись, мы с тобой!

   

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.