nik_rasov Golden Entry

Categories:

Осада Севастополя. Перемирие из-за гуся

На исходе 1854 года от Рождества Христова 20-й лёгкий пехотный полк французской армии находился далеко от своей родины и скучал в траншеях, выкопанных подле города Севастополя, ведя правильную осаду.

Около 10 утра со стороны русских ложементов донеслась ружейная стрельба. Она началась на левом фланге и постепенно распространилась по всей линии окопов.

Русские стреляли по гусям.

Жирные дикие гуси, большим стадом, летели в пасмурном небе, держа курс с востока на запад.

Выстрелы не причиняли им никакого вреда.

Наконец русские перестали тратить пули, а гуси тем временем достигли французских позиций.

Поручик Кюлле вскинул ружьё, прицелился и выстрелил. Один из гусей распластал крылья и рухнул на нейтральную территорию в 15 шагах от французских траншей.

Со стороны русских раздались крики:

— Бон, Француз, бон! Ура, ура, ура!!! 

Гусь лежал себе и лежал, а с двух сторон за ним наблюдали противники.

Поручик Кюлле тогда сказал своему капитану, что, пожалуй, пойдёт и подберёт убитую им дичь.

— Так вас же убьют! — ответил капитан.

Поручик ответил в том духе, что раз русские не попали по гусям, то и по нему дадут промах, но вылезать на простреливаемое пространство всё равно было страшновато.

— А мы сейчас договоримся, — сказал Кюлле.

Он привязал к шомполу белый носовой платок, выставил его над бруствером, и принялся махать, одновременно крича:

— Бон, Московит, бон!

Некоторое время спустя французские пехотинцы увидели, что над русскими траншеями тоже поднялся белый платок и оттуда прокричали:

— Бон, Француз! Перемирие!

Кюлле высунулся над бруствером. Своим солдатам он приказал сложить ружья и ни в коем случае не стрелять.

На вал русских укреплений поднялся русский офицер и встал во весь рост, представляя собой прекрасную мишень для стрелков противника.

Зачем?

А он стал добровольным заложником. Если бы кому-нибудь из защитников города пришло в голову выстрелить по французскому поручику, пока он подбирал гуся, то русский офицер неминуемо стал бы жертвой ответных выстрелов.

То есть он ручался своей жизнью за сохранение перемирия.

Но никто ни в кого не стрелял.

Поручик Кюлле подобрал свою добычу, поклонился русскому, крикнул: «Благодарю!», и нырнул обратно в свою траншею. Наш офицер тоже тотчас скрылся.

Белые платки опустились и раздалось несколько выстрелов, означающие, что это короткое перемирие окончилось и теперь любого неосторожного ждёт пуля.

Война продолжилась.

Эту историю французы скрыли от своего начальства, чтобы тому не пришлось наказывать их за самовольство. 

А офицер Жан Франсуа Жюль Эрбе описал этот случай в своём письме к родителям. И благодаря этому мы теперь можем узнать кое-какие подробности той старой и кровавой войны, что велась когда-то в Крыму у города Севастополя.

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.