nik_rasov

Categories:

О дуэли в России XIX века. Глава 3

– Вызываю на дуэль! – проорал кот, пролетая над головами на качающейся люстре, и тут опять в лапах у него оказался браунинг, а примус он пристроил между ветвями люстры. Кот прицелился и, летая, как маятник, над головами пришедших, открыл по ним стрельбу. Грохот потряс квартиру.

М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

3. Случай на танцах

Вот что вам говорит словосочетание «травяное довольствие»?

Что-то скучное и немного непонятное, не правда ли?

А для уха человека военного в эпоху Николая I слова эти звучали музыкой!

Армия тогда держалась на лошадях. Лошади таскали пушки, пехотные обозы и, само-собой, кавалерии без них вообще не могло существовать. И вот, в августе, когда высоко поднималась сочная трава, наступала пора травяного довольствия. Командиры подразделений арендовали под Петербургом луга, и солдаты косили траву и кормили лошадей.

Командиры были довольны: они экономили на фураже, который продолжали им отпускать, и получали денежные выгоды.

Офицеры были довольны: они получали свободу, так как учения не проводились и можно было разъехаться кому куда было надо.

Солдаты были довольны: прекращалась строевая муштра, а питание было не в пример лучше, чем в лагере или на зимних квартирах.

Ну, и больше всех, наверное, были довольны лошади! 

Довольная лошадь и крот
Довольная лошадь и крот

Давайте заглянем на минуточку в 40-е года века XIX.

В августе окрестности столицы наполнялись дачниками. Российское высшее сословие спешило вкусить всех прелестей уходящего лета.

В Новой деревне давали бесконечные представления. Там обосновался антрепренёр Иван Иванович Излер, владелец известного кафе на Невском проспекте. Излер арендовал в Новой деревне воксал, который так и называли — «Сад Излера».  

Воксал — это вовсе и не вокзал. Никто там не дожидался поезда, не сдавал вещи в камеру хранения и не ругался, что забыли сделать нормальное место для курения. Воксал — это там, где люди развлекались. Хоть парк, хоть помещение какое приспособленное.

Люди спешили покинуть каменный Петербург и развеяться на природе. Паровоз — паф!-паф! — разводил пары и — чух-чух-чух! — катил по рельсам Царскосельской дороги.

В Царском селе проходили скачки. Сотни офицеров прибывали туда, чтобы если и не поучаствовать, то хотя бы поприсутствовать в качестве зрителей.

А паравоз ехал дальше.

Восемь больших составов прибывали ежедневно в Павловск.

Воксал в Павловске
Воксал в Павловске

Господа и дамы в нарядных туалетах, кавалеры в штатском и бессчётное число офицеров высыпали из вагонов. Веселье не прекращалось.

В Павловске тоже был воксал.

Лилась лёгкая музыка. Оркестром дирижировал, известный в то время Иван Гунгль — композитор, дирижёр и скрипач.

Иван Гунгль
Иван Гунгль

Пройдёт десять лет и постоянным дирижёром Павловского воксала станет «король вальсов» Иоганн Штраус. Штраус найдёт в России славу, признание и огромные гонорары, а сердце ему разобьёт русская девушка по имени Ольга, чьей руки музыкант будет тщетно добиваться.


 — Кто дирижер? — отлетая, спросила Маргарита. 

—  Иоганн  Штраус,  — закричал  кот,  —  и пусть меня повесят в тропическом саду на лиане, если на каком-нибудь балу когда-либо играл такой оркестр. Я приглашал его! И, заметьте, ни один не заболел и ни один не отказался.


Танцы, маскарады и фейерверки сменяли друг друга. Главными кутилами, конечно, были завсегдатаи подобных мероприятий красавцы лейб-гусары. Они не жалели денег на шампанское, пили сами и не забывали потчевать им дам из полусвета.

Воксал в Павловске
Воксал в Павловске

С самого утра кипит веселье! Потом наступает жаркий день. Последние лучи ускользающего лета, которого не задержать, как бы этого ни хотелось. И вот и вечер, и темноту освещают яркие огни иллюминации.

И танцы, танцы, танцы...

Так вот было в те времена в окрестностях славного города-героя Санкт-Петербурга.

И, кстати, о танцах.

Танцплощадки, дискотеки, клубы... Частенько в подобных местах возникают всевозможные конфликты и ссоры. Век XIX в этом отношении не больно-то отличался от нашего.

Вот идёт веселье и некий штатский господин в серой шляпе, одурев от летнего настроения, принимается танцевать и выделывает ногами какие-то немыслимые па. Со стороны это выглядит смешно и вокруг начинают собираться офицеры. Они смеются и аплодисментами подбадривают танцора.

Господин устал. Он хочет остановиться, но тут один офицер кричит:

— Танцуй, серая шляпа!

И другие дружно подхватывают:

— Танцуй, танцуй!

Господин озирается. Ему становится несмешно. Офицеры сплотились тесным кругом. Усатые, красные от выпитого вина, лица. Позвякивают шпоры. Покачиваются кивера. Болтаются на поясах изогнутые сабли.

— Танцуй, серая шляпа! Танцуй!

Бедняге страшно. Он боится ослушаться и продолжает свой танец, хотя пот обильно струится по его лицу. Лишь только он замедляет темп, вновь раздаётся требовательное:

— Танцуй, серая шляпа!

И тот танцует. 

Тут к нему подходит, прилично одетый, молодой человек и просит у танцора шляпу. Шляпу он надевает себе на голову, поворачивается к господам офицерам и говорит:

— Теперь серая шляпа на мне, и всякий, кто крикнет: «Серая шляпа, танцуй!», будет иметь дело со мной.

Офицеры смеются, но никто не произносит ни слова. Тон у молодого человека вызывающий и решительный. Каждый из присутствующих понимает, что до дуэли рукой подать. Стоит произнести неосторожное слово и, скорее всего, вызов последует незамедлительно.

Дуэли никто не хочет. Во-первых, глупо подставлять лоб под пулю из-за такого пустяка, а во-вторых, решительного молодого человека никто не знает. Он «тёмная лошадка» и связываться с таким нет резона.

Офицеры, посмеявшись, расходятся. Никто в этот раз не переступил эту тонкую грань между миром и войной.


Так вот, мы видим, что угроза вызова была всегда рядом и приходилось  сдерживаться, выбирать выражения и быть вежливыми.

Ну, и конечно же если человек не готов был дать отпор, то вполне мог стать объектом издевательств и насмешек.

А ещё бывало, что люди сбегали от дуэли, или последняя не могла состоятся из-за хитроумия секунданта.

Про это я позже расскажу!


Продолжение следует... 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.