nik_rasov

О любви в XIX веке. Любовь первая: Бетси. Продолжение

Проклятие

Чтобы прийти в себя после опасного плавания по Ильмень-озеру, молодому Гвардейцу много времени не потребовалось — через полчаса он уже стоял перед дверью Шотена.

Папа и мама Бетси хорошенько выругали Гвардейца за то, что он пускается в безрассудные предприятия. Во время выволочки Бетси бросала на Гвардейца такие взгляды, что он, пожалуй, был вновь готов попробовать переплыть не то что озеро, но и море.

Незаметно Бетси и Гвардеец оказались одни на балконе.

Подпустим в нашу историю немного мистики: на Бетси лежало страшное проклятие! Да. Или, может, она была заколдована. Если уж такие вещи сплошь и рядом происходят в нашем XXI веке, то почему бы им не быть и в XIX?

В тот летний вечер, стоя на балконе, Бетси рассказала, что в Смольном монастыре она обожала одну институтку из старших классов. И одного учителя. Так было принято у девочек, живущих в замкнутом, скучном мирке института благородных девиц.

И что вы думаете?

Та институтка умерла от чахотки, а учитель сошёл с ума и кончил сумасшедшим домом!

И Бетси решила, что она проклята и что всякого, к кому она начнёт питать нежные чувства, ждёт смерть.

Когда Гвардеец пропал на озере, она твёрдо уверилась, что он погиб. Что она пережила в эти часы — догадаться не трудно.

— Забудьте меня, — сказала Бетси. — Мы не созданы друг для друга и нам не суждено быть вместе. У меня предчувствие.

Такое предупреждение, помимо прямого смысла, значило также, что Гвардеец Бетси не безразличен.

Это был несомненный плюс. Но был и минус — семейство Шотенов уезжало в Петербург.

От переживаний Бетси слегла и неделю проболела. Гвардеец просиживал на скамейке у её окон до глубокой ночи. Когда Бетси пошла на поправку, она изменилась и была так слаба, что едва могла ходить.

Шотены собирались в дорогу.

Разлука

Гвардеец проводил их на пароходе до Новгорода.

И вот там-то, среди суеты на пристани, у почтовых карет, на замечание Бетси «мы больше не увидимся, прощайте!», Гвардеец ей всё и выложил. Он сказал, что любит её и скоро они встретятся в Петербурге.

Бетси опустила глаза и тихо проговорила: «ах, как я счастлива!»

Ямщик щёлкнул кнутом, и карета укатила.

Старая Русса стала не мила Гвардейцу. Он не хотел ни с кем общаться и всю неделю сиднем сидел в комнате с книгой в руках, вперившись в напечатанные строки и не понимая ни слова.

Тут ещё некстати из Москвы прикатила мама, до которой дошли кое-какие слухи о его романтических похождениях. Мама понюхала, послушала, посмотрела и решила, что ничего серьёзного тут нет и есть одно пустое «ловеласничество».

Видать, Гвардеец умело прикинулся простачком, раз такой ушлый сыщик, какими являются мамы, ничего не учуял.

Отпуск Гвардейца закончился. Он убыл к своей батарее, которая, напомню, стояла здесь же, в Новгородской области. Все его мысли были о Бетси и поездке в Петербург.

Гвардеец твёрдо решил просить руки девушки и скрывал это от матери. Он чувствовал, что поддержки с её стороны ему не видать.

Наконец мама собрала багаж и отправилась обратно в первопрестольную.

На следующий же день Гвардеец мчался по Петербургскому шоссе на перекладных.

Развязка

Петербург.

Улицы, проспекты, дома... 

Дверь квартиры Шотенов. Выходит горничная. Та самая, что известна Гвардейцу по Старой Руссе.

— Дома ли господа? — спрашивает её Гвардеец.

Горничная смотрит на него, узнаёт и начинает плакать: господа на похоронах, Бетси умерла.

Гвардеец упал на стул, выпил, поднесённый ему, стакан воды, а потом встал и отправился в гостиницу.

Бетси скончалась от того, что называли тогда «скоротечной чахоткой». Она простудилась ещё в Старой Руссе, вроде пошла на поправку, но в Петербурге слегла и более не поднялась.

Мама Бетси, видя состояние Гвардейца, подарила ему на память дагерротипный портрет своей дочери.

Щебачёв писал свои воспоминания через 45 лет, прошедших с того лета в Старой Руссе. То есть ему исполнилось 65.

Портрет Бетси до сих пор был им бережно храним.


Твоё имя давно стало другим,
Глаза навсегда
Потеряли свой цвет.
Пьяный врач мне сказал -
Тебя больше нет,
Пожарный выдал мне справку,
Что дом твой сгорел.

«Nautilus Pompilius»


Итог

После смерти девушки Гвардеец долго оставался нелюдим. Он стал молчаливым и апатичным и не был похож на недавнего любителя театров и маскарадов.

Но время шло, молодость брала своё, а потом кончилась осень, за ней зима и батарея отправилась в лагеря. Прозвучала команда:

— Справа в одно орудие... Марш!

Гвардеец вдохнул воздух полей и почувствовал, что пошёл на поправку.

Бетси вспоминалась ему теперь не с той тяжёлой грустью, что прежде, а как нечто хорошее, дорогое, что случилось с ним когда-то в жизни.

Испытав однажды любовь, он надеялся, что она придёт к нему ещё.

Первая любовь и романы Жорж Санд сотворили из Гвардейца натуру романтическую.

Женщину он возвёл на пьедестал, лишил этот образ слабостей и недостатков, и принялся ему истово поклоняться. Смысл жизни виделся ему лишь в любви. Материальные блага и другие помыслы перестали его интересовать и двадцатилетний Гвардеец расценивал их как нечто низменное.

Это, конечно, облагородило натуру Гвардейца, но с таким взглядом на жизнь, ему предстояло испытать немало разочарований.

Но они пока впереди. 

  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.