nik_rasov

Categories:

О любви в XIX веке. Любовь первая: Бетси

Предисловие

Здесь три истории о любви.

О любви одного мужчины к трём разным женщинам. Не одномоментно, конечно, а последовательно — одна любовь за другой, одна за другой...

И все эти истории реальные.

Читая мемуары о первой обороне Севастополя, я различаю за клубами порохового дыма обычные человеческие лица. Люди того времени не больно-то отличались от нас. И само время — эпоха Николая I, — вызывает ряд ассоциаций с днём сегодняшним.

А героем всех трёх историй станет Григорий Дмитриевич Щербачёв. Он родился в 1823 году, был гвардейским офицером и участвовал в Крымской войне.

Но о войне я писать сейчас не стану — будет только любовь. 

Щербачёва я назову просто — Гвардеец, а у женщин пусть будут те имена, которые Гвардеец сообщил нам в своих воспоминаниях.

Время действия — первая половина XIX века, до начала Крымской войны.

Осталось определиться с местом.

Декорации

Страсти в романе о братьях Карамазовых кипят на улицах провинциального Скотопригоньевска. У этого города, с неблагозвучным названием, есть прототип — Старая Русса, что стоит на реке у озера Ильмень и неподалёку от Великого Новгорода.

В 1828 году в Старой Руссе основали курорт. Минеральные воды и лечебные грязи привлекали в него туристов, а военное ведомство отправляло подлечится господ офицеров и нижних чинов.

В этом прекрасном городе и произошла наша первая история.

Итак, герои у нас есть, декорации расставлены по своим местам, осталось поднять занавес и зажечь огни рампы.

Вперёд!


Как впасть в опалу

В 1843 году Гвардеец закончил Артиллерийское Училище и надел офицерские эполеты. Было ему 19 лет и он пошёл служить в гвардейскую конную артиллерию.

Служба в Петербурге не обременяла — с утра общение с товарищами, днём гуляния по Невскому проспекту, а по вечерам наступала очередь маскарадов и театров.

В Итальянской опере блистали Рубини, Тамбурини и Виардо-Гарсия.  

Спать не было времени и как-то раз, на «Севильском цирюльнике», наш Гвардеец заснул, сидя в первом ряду, и проснулся от собственного храпа. Со всех сторон он увидел насмешливые и осуждающие взгляды зрителей. Провалиться под землю тут же, не получилось и пришлось дождаться антракта и незаметно ускользнуть

Из-за спектаклей Гвардеец и погорел.

Великий князь Михаил Павлович, брат Николая I, смотрел представление в Михайловском театре и узрел, что, сидящий в первом ряду офицер гвардейской конной артиллерии, позволил себе носить неподобающе длинные волосы. Это, как и во времена более близкие к нам, считалось признаком недопустимого вольнодумства.

— А кто это у вас такой волосатый? — спросил Великий князь начальника артиллерии на следующий день.

Полковник Шварц подумал-подумал и собрал офицеров, дабы отыскать негодника. Чтобы не затрудняться розысками он назначил виновником происшествия нашего Гвардейца, и как тот не доказывал своё алиби и не демонстрировал коротко остриженную голову, начальник был непреклонен — ведь всем было известно, что Гвардеец не вылезает из театров! А раз так, то гнев князя вызвал непременно он.

Так, невинно пострадавший Гвардеец, вынужден был сменить место службы и в наказание покинул столицу и отправился к батарее, что располагалась в Новгородской губернии.

Давайте же проследуем за ним.

Её звали Бетси

Её звали Бетси. Мама у неё была англичанкой, а папа — русский по фамилии Шотен. Чиновник Шотен привёз на старорусский курорт институток из разных заведений, а заодно и своё семейство.

Бетси не была красавицей, но зато молода, миловидна и прекрасно образована, как и подобало воспитаннице Смольного монастыря. Немногие девицы её времени имели такие познания.

Кроме этого сердце Бетси имела доброе, серьёзно смотрела на жизнь и была чужда жеманству и кокетству.

Смольный институт благородных девиц
Смольный институт благородных девиц

Мужчинам она нравилась.

И вот Бетси привольно жила себе в Старой Руссе, посещала воды курорта, гуляла и ездила на пикники.

И тут появился Гвардеец.

Он испросил себе отпуск на лето и решил подлечиться на курорте, пока его батарея вышла в лагеря под Красным Селом.

Шёл месяц май.

Пари

Бетси и Гвардеец ходили одними и теми же тропками и немудрено, что они в конце концов повстречались.

Ах, эти жаркие летние дни! И вечера, когда с реки наконец веет прохладой! Господа и дамы: «позвольте представиться», «будьте так любезны»... И пикники на сочной траве, в тени больших деревьев, и погоня за бабочками, и оркестр тум-пам-пара-пам-пара...

Гвардеец влюбился и случилось это в самый первый раз.

С девушками он был робок, но вот ревновать научился сразу.

У Гвардейца имелся соперник. Тоже офицер гвардии, красавец и лет на 10 постарше нашего. Гвардеец владеть собой не умел, придирался к сопернику и вёл дело к ссоре. Но тот, что постарше, понимал к чему это может привести в обществе, где за намёк на оскорбление следовало отвечать пулей у барьера.

Соперник вёл себя сдержанно.

Однажды Гвардеец выдумал какое-то пари, а Бетси назначила наказание проигравшему — выпить графин воды. Соперник Гвардейца пари проиграл и пил воду, а Гвардеец, — нет чтоб свести дело к шутке! — заставил его выпить всё до капли и говорил, что если он честный человек, то обязан досконально следовать условиям спора.

Бетси нравилась такая пылкость ухажёра. Она одаряла Гвардейца ласковыми взорами и хотя между ними не было сказано ни слова о любви, Гвардеец ясно видел, что он небезразличен девушке.

Но сам он объясниться не решался.

"Перед объяснением" Владимир Егорович Маковский 1898-1900гг.
"Перед объяснением" Владимир Егорович Маковский 1898-1900гг.

Два мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу...

Итак, Гвардеец любил, но не имел точных доказательств взаимности. И ему хотелось геройствовать, привлекать к себе внимание, и совершать разного рода безумства.

Так бывает в молодости — по себе знаю.

А на старорусском курорте тем летом была мода на Цамутали.

Цамутали служил во флоте и на маленькой лодочке переплыл Финский залив из Ревеля в Гельсингфорс. Он плыл без компаса и с ним в лодке была собака. И ещё эта собака каким-то образом спасла Цамутали жизнь.

По крайней мере так писали в журналах, которые читали в Старой Руссе.

Я сверился с Общим Морским Списком и обнаружил в нём двух Цамутали. По-видимому, братьев. Оба служили в то время на Балтике, но кто из них плавал один в лодке, не считая собаки, мне узнать не удалось.

Бетси тоже восхищалась героем. 

И вот Гвардеец решил повторить этот подвиг.

Собаки у него не было, зато имелся в напарниках офицер флота Шумов. Шумов прибыл в Старую Руссу во главе команды из нижних чинов, которых отправляли на лечение минеральными водами.

Лодку выпросили (не открывая, для каких целей), у генерала Фрикена. Шумов достал паруса.

Вместо Финского залива решили использовать тот водоём, что был под рукой — озеро Ильмень, в глубины которого когда-то забрасывал свой невод купец Садко.

Как приходил Садко во свой во Новгород,
Позвали Садка на почестен пир.
Как тут Садко новогородский
Стал играть в гусельки яровчаты;
Как тут стали Садка попаивать,
Стали Садку поднашивать,
Как тут-то Садко стал похвастывать:
— Ай же вы, купцы новогородские!
Как знаю чудо-чудное в Ильмень-озере:
А есть рыба — золоты перья в Ильмень-озере!

"Садко" Илья Ефимович Репин 1876 год
"Садко" Илья Ефимович Репин 1876 год

Рыбы с золотыми перьями Гвардейцу и моряку не досталось, зато экстрима, как сейчас принято говорить, хватило с лихвой.

Провальные предприятия часто схожи в одном — поначалу всё идёт хорошо.

И ветер дул в паруса, и маленький кораблик отважно скользил по озёрной глади курсом на Новгород, и ничего не предвещало беды.

К вечеру, когда берег был едва-едва различим, налетел ветер. Мачта сломалась, руль выскочил из пазов, а волны до половины наполнили лодку водой.

Путешественникам стало не по себе.

Моряк и Гвардеец вычерпывали воду фуражками. Моряк молчал, а Гвардеец представлял Бетси и думал, что уже никогда с ней не увидится.

Но потом ветер утих, воду из лодки удалось вылить, и оставалось только дождаться рассвета.

При свете солнца моряк с Гвардейцем взялись за вёсла. О Новгороде они уже не помышляли и попытались вернуться к берегу. Надолго, впрочем, сил у них не хватило, и вскоре оба повалились на дно лодки и заснули крепким, молодецким сном.

Разбудил их пароход.

Спасательную экспедицию отправил генерал Фрикен. Пароход отыскал морячков, дал свисток и принял обоих на борт.

На пристани их встречало всё старорусское общество. Шумова с Гвардейцем уже успели записать в погибшие, и при виде их пристань огласилась криками радости и аплодисментами.

Среди других Гвардеец заметил Бетси.

Она смотрела на него.

Но пока Гвардеец протискивался через толпу, пожимал руки знакомым и принимал выражения радости по поводу его спасения, Бетси ушла. Гвардеец успел только различить её, быстро удаляющуюся, фигуру.

В руке девушка сжимала носовой платок.


Ремарка

Очень длинный вышел пост, а ведь история-то ещё не рассказана! Поэтому придётся её продолжить в другой раз.

И остановимся пока на этом моменте и оставим пока Бетси с Гвардейцем в этом прекрасном лете 1843 года. Пусть они ещё немного побудут такими — молодыми и счастливыми. Предоставим им эту возможность.

Ведь хорошего финала у этой истории не случится.

Продолжение следует...

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.