nik_rasov Golden Entry

Categories:

Осада Севастополя. Молодёжь на бастионах. Действие первое

Все они потом превратились в стариков. 

Кто-то выбился в большие чины, кто-то просто дотянул лямку службы и вышел в отставку. Но все они, так или иначе, постарели.

Кроме тех, кто погиб среди этих каменистых холмов и обрывистых балок, на которых и стоит город.

Вот на портрете вверху Михаил Иванович Батьянов, генерал и командующий 3-й Манджурской армии. Лысоватый, седой и с кучей всяких орденов. 

Но таким он был не всегда.

А жили себе в черноморском городе Николаеве два мальчика Лёва и Миша, и Лёва был двумя годами старше. Папа их был учёным востоковедом и состоял советником при командире Черноморского флота Грейге. И была у мальчиков старая няня.

Папа слыл человеком скромным, тихим и боязливым. Флотские николаевские офицеры любили над ним подшучивать. Они пугали его, когда он поздно возвращался домой из гостей или устраивали притворные нападения на его квартиру.

Очень флотских забавляла эта боязнь невоенного человека.

Николаев
Николаев

А потом мальчикам пришла пора уезжать от папы, мамы и няни.

Большая карета доставила их в Петербург. Мише было 13, а Лёве 15. Они сдали экзамены и поступили в Морской Кадетский корпус. Там над мальчиками издевались и дразнили — такое уж обращение было к новичкам в этом заведении. Да ещё если эти новички называют друг друга уменьшительными именами — Лёва и Миша.

Как маленькие!

Сам государь-император время от времени заходил в корпус. Однажды рота чем-то провинилась, со всех сняли погоны, а император гневно обозвал кадетов бурлаками.

Миша Батьянов был маленького роста, и вечное его место  — левый фланг строя. Как-то раз Николай I обходил корпус вместе с прусским принцем и обратил внимание на Мишу. Император подошёл к нему, взял за ухо и осторожно потянул вверх.

— Надо расти! — сказал царь Мише.

В один и тот же день братья из гардемаринов были произведены в мичмана и оба попросились в Черноморский флот. Уже начиналось обострение с Турцией и запахло возможной войной.

Мише было 17, а Лёве 19.

Недолго они побыли в Николаеве подле няни, и скоро адмирал Корнилов увёз обоих братьев в Севастополь на своём пароходе «Владимир».

Началась служба.

Братья угодили в хорошую компанию. Адмирал Лазарев перекроил Черноморский флот на свой лад и воспитал новое поколение моряков. Вперёд выдвигались не те, кто умел преданно заглядывать начальству в глаза, а люди, пекущиеся о своём деле и добросовестно относящиеся к службе. 

 Памятник адмиралу Лазареву в Севастополе на фоне Лазаревских казарм, уничтоженный в 1928 году
Памятник адмиралу Лазареву в Севастополе на фоне Лазаревских казарм, уничтоженный в 1928 году

Лёва и Миша попали на разные корабли. Лёве удалось поучаствовать в Синопском сражении, а Мише нет. Миша, конечно, расстраивался из-за этого и костерил командира, который, как его ни упрашивали молодые офицеры, увёл корабль перед боем в Севастополь на ремонт. Часть эскадры тогда сильно потрепало штормом и не все смогли поучаствовать в сражении.

А Лёву после Синопского боя произвели в лейтенанты и выдали годовой оклад жалованья.

А с Мишей всё время что-нибудь приключалось.

Однажды в Севастопольской бухте его послали на флагманский корабль за приказаниями в компании писаря. Мише дали маленькую шлюпку-тузик, а управлять ей он не умел.

И что?

Шлюпка опрокинулась и писарь заголосил на весь рейд: «Ратуйте!» А Миша видел, что неподалёку проходили шлюпочные учения и был уверен, что их быстро спасут, хотя, застёгнутая на крючок шинель, очень мешала плыть.

Их действительно спасли и подняли на корабль «Храбрый». Командир «Храброго», Бартенев Федосий Дмитриевич, когда пред ним предстал мокрый с головы до ног мичман Миша, отчитал его.

— Безобразие! — сказал Бартенев. — Как вам не стыдно не уметь управлять шлюпкой?!

Конечно, ему легко говорить! Сам-то он управлял тогда линейным кораблём. А во время обороны Севастополя Бартенев командовал укреплением на Северной стороне города и с тех пор наш район называется Бартеневка. 

Севастополь, Бартеневка. Тут почти один частный сектор, а на холме Братское кладбище обороны 1854-55гг. и Свято-Никольский храм
Севастополь, Бартеневка. Тут почти один частный сектор, а на холме Братское кладбище обороны 1854-55гг. и Свято-Никольский храм

А однажды Миша чуть не умер.

Перед войной молодёжь только и говорила, что о храбрости. Миша сказал, что если уж придётся умирать, то он сможет при этом сохранить спокойствие. И тут известный спорщик лейтенант Троицкий сказал:

— Нет! Спокойным ты остаться не сможешь!

И протянул Мише фал, пропущенный через блок, и сказал:

— А ну повесься, попробуй!

Миша человек хоть и молодой, но рассудительный, и ответил так:

— Грешно себя убивать.

А затем подумал и логично добавил:

— Если хочешь — повесь меня сам.

— Хорошо, изволь, — ответил лейтенант.

Сказано — сделано. Троицкий накинул петлю Мише на шею и потянул за другой конец фала. Мишу приподняло на цыпочки. 

— Смотри, Троицкий, я не закричу, — предупредил он.

А тот продолжал себе набивать фал.

Тут Миша потерял сознание, а когда очнулся, то увидел доктора, за которым сбегал Троицкий. Доктор сказал, что ещё чуть-чуть и у Миши с Троицким всё бы получилось, а так он ещё поживёт.

В тот день многие севастопольцы собирались вместе отправиться на пикник и история быстро стала общеизвестной.

— Два дурака! — единогласно вынесло свой вердикт общество.

В таких забавах проходило время новоиспечённых флотских офицеров. 

А война была уже вот-вот, совсем рядышком, и от разговоров о смерти и храбрости наступала пора переходить к делу.

Заядлый спорщик Петя Троицкий мог распоряжаться не только чужой жизнью, но и своей собственной. Он был убит на бруствере французской батареи во время ночной вылазки.

Петя был уже немолод — 28-ми лет.

Согласно Общего Морского списка он числится исключённым из списков флота умершим 15 декабря 1854 года.


 «На семи продувных сквозняках,
        По болотам, пустыням, степям,
        По сугробам, по грязи, по земле,
 Долгая счастливая жизнь,
                         Такая долгая счастливая жизнь,
                          Отныне долгая счастливая жизнь,
                                      Каждому из нас,
                                      Каждому из нас...»

«Гражданская Оборона»

(Продолжение следует)


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.