nik_rasov

Categories:

Игра в ящик

Авралы и простои чередовали друг друга словно звенья одной цепи, и цепь эта двигалась рывками.

В это раз заводской гудок прозвучал в тональности небольшого кипиша.

Мастер вошёл в цех, где в норе из опилок и стружек жил столяр шестого разряда.

— Вот, — сказал мастер.

Столяр протянул руку и ухватил листок формата А3. На листе был чертёж. На руке — пальцы. На двух недоставало фаланг, которые когда-то отхватил фуговальный станок. Фуганок являлся одомашненным зверем с неизжитой до конца манерой кусаться.

В поле основной надписи стояло: «Ящик для электронасоса».

— Материал пришёл? — спросил столяр.

— Нет, — сказал мастер.

— А крепёж?

Мастер перевёл взгляд и принялся изучать старый советский лозунг, висевший на стене: «Повысить качество выпускаемой продукции наша задача!»

Столяр повертел чертёж.

— Тогда могу сделать рамочку и повесить его на стену.

Мастер завёл старую волынку:

— Это надо сделать срочно...

— Из чего?

— Ну, из чего-нибудь, как-нибудь...

Когда столяр слышал вот эти вот «как-нибудь», то его покалеченные пальцы непроизвольно сворачивались в кукиш, а в речи проскакивали выражения по матери. Не часто — через каждые два слова, примерно.

Сделать быстро и как-нибудь его просили регулярно.

— Обезьяны, — говорил тогда столяр. — Вы никогда не эволюционируете! Вы берёте любую палку и копаете ею корешки, а когда она ломается, берёте следующую.

— А как, а как? — удивлялись обезьяны.

— А человек (че-ло-век!), сделает себе вещь и она служит ему долго-долго!

Обезьяны слушали, кивали и лыбились, а потом хватали изделие, становились на четвереньки и вскачь уносились в свои джунгли.

— Подите вы к чёрту! — сказал столяр. — Чертёж, материал, изделие — так это работает. У нас завод или шарашкина контора?

Этот вопрос относился к категории риторических.

Мастер с грустью вспомнил об электронасосе, который необходимо было срочно-пресрочно впихнуть в ящик и отправить для ремонта за полторы тысячи вёрст.

Тут он заметил как мимо прокралось какое-то существо.

Это был столяр второго разряда, недавно покинувший инкубатор ПТУ. Он был озабочен двумя вещами: прислушивался к своему организму, надеясь уловить симптомы какой-нибудь опасной болезни, и старательно лелеял в душе философию пацифизма.

Иными словами — надеялся откосить от армии.

Столяр второго разряда был пойман и включён в программу по выполнению особо важного задания.

Ящик он сколотил за день. Чтобы добыть фанеру, пришлось выследить, добить и освежевать несколько старых ящиков, прячущихся по закоулкам предприятия. Фанера была разных цветов, с пигментными пятнами от дождевых капель.

Гвозди, не подходящие по длине, когтями загибались внутрь ящика.

Готовое изделие вызывало смутные ассоциации со средневековыми пытками и фургоном передвижного цирка. 

Ящик был торжественно водружён на прицеп трактора и доставлен туда, где грустил поломанный электронасос.

— Молодцы! — сказал начальник производства. — Успели!

И поморщился, посмотрев на ящик.

Прошёл день.

Прошёл второй...

И вся рабочая неделя уже укатилась, оставив в табеле восьмёрки, а электронасос стоял на том же месте.

А рядом стоял ящик.

Мастер вновь зашёл в цех.

— Слушай, — сказал он столяру шестого разряда. — Там материал пришёл. На ящик. Ты б его сделал, а то тот, что есть, уж очень уродливый — стыдно смотреть.

— А что с насосом? Его ж срочно должны были отправить?

— Да тянут чего-то, — мастер неопределённо покрутил в воздухе растопыренной пятернёй.

Новый ящик из новой фанеры вышел ловким и приятным глазу.

Контролёр ОТК для виду поёрзал по нему рулеткой и подписал бумажку.

— А то сделали в первый раз, — сказал он, — какую-то абстракцию, понимаешь!

— Да, — сказал столяр шестого разряда своему коллеге со вторым разрядом. — Никто не запомнит то, что ты сделал быстро. Запомнят, что ты сделал плохо!

Но тому было пофиг. Откосить от армии не получалось и теперь он мысленно перебирал знакомых девчонок, размышляя — даст ему какая-нибудь из них перед уходом на службу или нет?

Снова прошла неделя и мобильники рабочих запищали, каждый на свой лад, оповещая владельцев о радостной СМС с зарплатой внутри.

Новый ящик продолжал стоять на месте, покрываясь мелкой, столярной пылью.

— И что? — спросил столяр шестого разряда мастера.

— Да, вот, — ответил тот. — Решили насос никуда не отправлять. Приедет специалист, всё исправит на месте.

— То есть ящик вообще теперь не нужен?

— Ну, да...

— Нет, — сказал чуть позже столяр шестого разряда, посмотрев на второразрядника, — нам с тобой их не переиграть. Не угнаться за их извращённой логикой.

Столяр второго разряда не слушал и тихо медитировал. С девчонками ничего не вышло, пришла повестка и он, устав от всех этих переживаний и забот последних недель, отдался на волю течения.

Решив, что пусть уж всё идёт само-собой и налаживается самостоятельно, новоиспечённый призывник достиг просветления и ловил кайф.

Видя, что собеседника он потерял окончательно, столяр шестого разряда вышел за ворота цеха, огляделся по сторонам и произнёс в пустоту:

— Шесть дней! Всего за шесть дней! Господи, ну может надо было на человека добавить ещё полчасика, а?


P.S. В заголовке фотография работы американского резчика по дереву Марва Кайзерсатта

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.