nik_rasov Golden Entry

Category:

Кораблекрушения. Английский военный шлюп "Гардиан" и ледяная гора. 1789 год

Самое известное противостояние между большим плавающим куском льда и кораблём — это конечно же история с «Титаником». Чемпион в супертяжёлом весе Айсберг послал своего противника в нокаут первым же ударом, перепрыгнул через канаты и удалился, ни разу не оглянувшись в сторону ринга.

А случай с «Гардианом» привлёк моё внимание ещё и по той причине, что в нём присутствует тот же пресловутый шкурный вопрос, о котором я писал в рассказе о кораблекрушении корабля «Кентавр».

То есть о выборе капитана — остаться с экипажем и погибнуть, либо бросить корабль и команду, а самому спастись.

На «Гардиане» события развивались иначе, чем на «Кентавре», и я сейчас обо всём этом расскажу.

«Гардиан» начинал свою службу как двухдечный корабль Королевского флота, но со времен его переоборудовали в транспорт для перевозки припасов. В 1789 году он отправился из Англии в Ботанический залив (Botany Bay). Это в Австралии. Залив нашёл капитан Кук и там высаживались первые британские переселенцы.

Теперь там город Сидней.

На борту «Гардиана» находились различные грузы, необходимые колонистам. Количество людей разнится в зависимости от источника, и составляло не менее 125 и не более 300 человек. Примерно 25 человек от этого числа, составляли ссыльные арестанты.

Корабль сделал остановку у мыса Доброй Надежды, а затем продолжил свой путь в Австралию.

На двенадцатый день, 23 декабря, «Гардиан» повстречал айсберг и на корабле решили пополнить запасы пресной воды. На судне находилось много скота и вода быстро расходовались.

Спустили гребные суда. Моряки напилили лёд и «Гардиан» двинулся дальше. Айсберг находился в стороне и опасаться как будто было нечего. Но тут корабль наткнулся на подводную часть ледяного острова, его развернуло и он сел на мель.

Положение резко стало угрожающим.

"Гардиан" на ледяном острове
"Гардиан" на ледяном острове

В конце концов «Гардиан» удалось стащить на воду. Руль корабля повредился, в корпусе образовалась течь. На море было сильное волнение. Деревянные корабли — это вам не современные, с обшивкой из листов металла, сваренных между собой. При столкновениях деревянные части набора корпуса расшатывались, детали выскакивали из пазов, а постоянные удары волн стремились постепенно расширить любую щель, сквозь которую могла бы найти себе дорогу вода.

В «Гардиане» воды набралось на шесть футов и экипаж сутки проработал на помпах, перекачивая её обратно в море. Воду откачали до двух футов и с облегчением перевели дух, как вдруг в одну минуту её уровень поднялся до десяти.

Беда! — сказали все дружно.

Фут — это тридцать сантиметров по-нашему, по-славянски.

Всех лошадей, овец и коров выбросили за борт для облегчения судна. Не было возможности отыскать течь, а следовательно и нельзя было её остановить. Корпус корабля прослаб и текло в сотне разных мест. Помпы уже не справлялись.

25 декабря члены экипажа обратились к командиру с предложением покинуть тонущее судно на гребных судах.

Командиром «Гардиана» был лейтенант Эдвард Риу.

Видя, что конец корабля близок, Риу одобрил это решение. По имеющейся информации, спасательных шлюпок не хватало, чтобы вместить всех людей и на борту осталось 62 человека. Сам же Риу сказал так:

«...что касается меня, то я решил остаться на корабле и постараюсь сделать своё присутствие полезным до тех пор, пока будет такая возможность».

Как бы то ни было, а от «Гардиана» отвалили все боты, что на нём имелись. При этом одно судёнышко волны разбили о борт корабля. Всего вышло четыре спасательных шлюпки.

Пока их спускали на воду, Риу прошёл в свою каюту и написал письмо, следующего содержания:

«Сэр! 

Если кто нибудь изъ оФицеровъ и нижнихъ чиновъ шлюпа Гардіана достигнетъ Англіи, то я долгомъ считаю свидетельствовать, что въ гибельныя минуты после удара шлюпа по ледяному острову, поведеніе и поступки ихъ заслуживали удивленія и всякаго уваженія, какъ въ отношеніи къ званію человека, такъ и по долгу ихъ службы Его Величеству.
По всемъ вероятностямъ, мне не более остается жить въ семъ міре какъ несколько минутъ, и потому я осмеливаюсь препоручить покровительству Адмиралтейства престарелую мать и сестру, которымъ прошу оказать пособіе, если служба моя найдена будетъ достойною воспоминания правительства. 

Имею честь быть вашим покорнымъ и смiреннымъ слугой.»

Письмо адресовалось Секретарю Британского Адмиралтейства и Риу вручил его одному из покидавших судно.

Что же до тех людей, которые отплыли на шлюпках, то известно, что одна из них была спасена французским купеческим кораблём 23-го января. Что пережили эти пятнадцать несчастных за месяц своего плавания — остаётся только гадать. Спасённых доставили на остров Святой Елены. Тот самый, которому впоследствии предстояло стать темницей Наполеона.

Судьба остальных трёх шлюпок осталась неизвестной. Вероятнее всего они сгинули на просторах Океана вместе со своими экипажами.

И вот лейтенант Эдвард Риу повёл свой тонущий корабль обратно к мысу Доброй Надежды, до которого оставалось ни много ни мало, а 1200 миль. Вместе с ним боролись за живучесть «Гардиана» оставшиеся матросы, боцман, несколько офицеров, плотник, хирург, арестанты, смотрители за арестантами и дочка одного из этих смотрителей.

Под корпус корабля завели парус, дабы уменьшить проникновение воды. Запечатали и законопатили люки и беспрестанно вычерпывали воду.

А корабль потихоньку всё погружался в море.

Установили небольшой парус, который и тянул их к далёкой суше.

Почтовая марка, выпущенная в Англии к 200-летию Трафальгарской битвы, с изображением адмирала Нельсона, леди Гамильтон, Эдварда Риу и прочих
Почтовая марка, выпущенная в Англии к 200-летию Трафальгарской битвы, с изображением адмирала Нельсона, леди Гамильтон, Эдварда Риу и прочих

Путешествие длилось девять недель. На их счастье в пути им встретился голландский пакетбот (почтовое судно), оказал им посильную помощь и сопровождал далее до берега.

«Гардиан» еле-еле держался на поверхности воды и под конец плавания более походил на плот, чем на корабль.

В сам Столового Залив Риу его не завёл, но поблизости от него аккуратно посадил своё судно на мель у песчаного берега. На его плечах, помимо забот о людях, лежала и забота о грузе и он постарался спасти то, что ещё можно было.

О своём возвращении Риу доложил в Адмиралтейство и, между прочим, сыграл большую роль в помиловании заключённых, находившихся на «Гардиане», указав, что они оказали неоценимую помощь в деле спасения людей и корабля.

«Гардиану» не суждено было более бороздить моря и со временем его продали и впоследствии разобрали.

Эдвард Риу был оправдан проведённым расследованием и наказания за гибель своего судна не понёс. Он продолжил службу в Королевском флоте.

2 апреля 1801 года Риу участвовал в Копенгагенском сражении между английским и датским флотом, командуя 38-пушечным кораблём «Амазон».

Копенгагенское сражение
Копенгагенское сражение

Во время битвы командующий адмирал Паркер дал команду об отходе. Нельсон не подчинился приказу, а Риу разрывался — приказ в бою он не мог не исполнить, в то же время беспокоился о том, что подумает о его отступлении Нельсон.

Во время отхода на «Амазон» были направлены выстрелы крепостных датских орудий. Риу получил ранение в голову. Видя, как вокруг него гибнут его сослуживцы, он воскликнул:

  Ну, тогда, мои ребятушки, давайте все умрём вместе!

Вскоре после этих слов Эдвард Риу был пополам разорван пушечным ядром.

Так завершилась жизнь и карьера этого моряка.

В Лондонском соборе Святого Павла, среди других памятников, есть надпись и в его честь.

Шотландский поэт Томас Кэмпбелл, писавший героические песни о британских победах, написал стихотворение «Битва на Балтике», в котором есть такие строки:

В героическом строю  

Наше прошлое итожа,        

Помни, как погиб Риу,  

И о прочих помни тоже.        

Ветер, вея в вышине,  

Отпевает их, безбурный.  

Отпевает, как над урной,  

Их русалочка в лазурной        

Глубине. 

(перевод Евг. Фельдмана).

Конец.

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.