nik_rasov

Categories:

Нобелевка

Неладно что-то было в Шведском королевстве...

По коридорам Академии незримо носился призрак Тихого Кипиша, грозя вскоре перерасти в Большой Бенц.

В обширном кабинете стояли двое.

— Слово на букву «Н»? — переспросил Председатель.

— Совершенно верно, — сказал Секретарь

— То самое слово?

— Да. Есть только одно такое слово на букву «Н».

Председатель вздохнул, подошёл к окну, отогнул тяжёлую портьеру и посмотрел на улицу.

Три темнокожих шведа наискосок пересекали дорогу. У фонарного столба двое мужчин самозабвенно целовались взасос. За стенами Академии текла размеренная, обычная жизнь.

Там всё было в порядке.

А с присуждением премии по литературе вышла беда. Один американский писатель уже несколько лет являлся первым претендентом на её получение, и вот в этом году оно наконец должно было случиться. Писатель издавал по одной книге каждые пять лет, достиг преклонного возраста, и уже имел в своём активе Пулитцеровскую.

Словом, твёрдый, стопроцентный кандидат в лауреаты.

Он описывал жизнь Южных Штатов, стал уже практически прижизненным классиком и его величали «Фолкнер-номер-два».

И вот стряслось!

Обнаружилось и вышло на поверхность, что в его книжонке, изданной лет сорок назад, полным-полно этих самых слов на букву «Н»! 

Председатель сел за стол, одёрнул манжеты и принял деловой вид.

— Без шансов! — решительно отрезал он. — На это мы пойти не можем! Он такой же расист как и тот, кто написал про этого бродягу, про Гекльберри Финна.

В этот самый момент в штате Нью-Йорк, на кладбище Вудлон, на двухметровой глубине, в гробу неслышно перевернулся Марк Твен, наивно полагавший при жизни, что создал антирасистскую книгу.

— Кто у нас в запасе? — спросил Председатель  

Секретарь поёрзал пальцем по планшету.

— О! — снова сказал Председатель. — А что этот британский парень? Музыкант? Он лабал ещё с «Роллингами», человек-легенда! У него куча песен и тексты могут сойти за стихи. Народу нравилось.

Председатель сморщил лоб и пропел, притоптывая в такт ногой:


Если атомный гриб накроет всю планету,

Я всё равно переживу вас

И восстану из пепла, чтобы помочиться на ваши могилы,

Мои друзья грязные политиканы!


Секретарь покачал головой:

— К старости он окончательно перешёл на тяжёлые наркотики.

— Ну и что? — удивился Председатель. — Свободная творческая личность, может себе позволить.

— К сожалению мы пытались с ним связаться, прозондировать, так сказать, почву...

— И что?

— Он написал, что мы всей Академией можем катиться на хрен.

— Так и написал?

Секретарь опять опустил глаза к экрану планшета.

— Если дословно, то он написал: «... академики! ...фелевую башню вам в .., между ваших ... румяных булочек! ... у жирафа не нагибаясь!»

Председатель некоторое время переваривал услышанное.

«Вероятно, какой-нибудь ист-эндовский сленг», — подумал он. 

А вслух сказал:

— Да-а... Не хватало нам ещё скандала с его Нобелевской речью!

Повисла пауза, но оптимистичный Председатель вскоре нашёлся:

— А что русские? — спросил он. — Неужели никого нет, кто написал бы что-нибудь о Сталине, или о Путине, или об Иване Грозном? Кто-нибудь, пострадавший от режима и желательно эмигрант?

Секретарь ответил через минуту:

— Есть один, но, боюсь, не пойдёт — сидит в немецкой тюрьме.

— О, боже! За что?

— Подрался с дорожной полицией. Обзывал всех «фрицами» и «нацистскими свиньями». Вышел большой скандал!

«А хорошо он приложил немцев! — подумал Председатель. — Молодец! Но в самом деле — не пойдёт».

Стало скучно и уныло. Под потолком собралась тучка и одна дождевая капля упала на экран планшета. Председатель забарабанил пальцами по столу.

«Это наказание за наши грехи, — думал он. — Мы слишком разбрасывались раньше кандидатами. Толстой, Уэллс, Твен, Набоков, Грэм Грин, Апдайк... Кто там ещё? И вот — пожинаем плоды! Может просто отобрать лучшее произведение и не обращать внимания на личность автора? Да, нет... Бред какой-то!»

— А австрийский мальчик? — вдруг вскинул взгляд на Секретаря Председатель.

Секретарь недоумённо посмотрел на него, но тут лицо его озарилось улыбкой и он выдохнул:

— Гениально!

Один австрийский пятиклассник написал недавно небольшую фантастическую книжицу о том, как люди уничтожили всех животных и все растения на Земле, а потом, когда нечего стало есть, съели друг друга и никого не осталось.

Книжица стала популярной в соцсетях, мальчик попал в новостные выпуски и его приглашали правительства разных стран, где он резал правду-матку перед пожилыми мужчинами и женщинами, заседающими в парламентах этих стран. 

Как раз сейчас австрийский мальчик находился на пике популярности.


В положенный срок состоялось награждение. Мальчик сказал с трибуны речь, полную оговорок и, неправильно заученных впопыхах, слов. Тысячи людей аплодировали ему и каялись, что да, вот и у них открылись-таки глаза на ошибки человечества!

Книжицу выпустили миллионными тиражами, но так как она была тонюсенькой, то пришлось дополнить издание предисловием и послесловием от маститых классиков. И то, и другое были по объёму раз в десять больше, чем текст самого произведения.

У всей этой шумихи была всего одна жертва — престарелый британский рок-музыкант, посмотрев церемонию награждения, той же ночью скончался от передозировки какого-то сложного вещества.

Он оставил записку, текст которой полиция сохранила в тайне.

Книгу снабдили иллюстрациями самого автора, и все восхищались талантами Нобелевского лауреата.

Один рисунок, вот этот:

продали на аукционе Кристис за полтора миллиона фунтов стерлингов.

Правда, Председателю, хотя он и находился в благодушном расположении духа, рисунок не очень понравился.

Но он подумал, что Австрия славилась своими композиторами, а вот ни одного известного австрийского художника он припомнить не мог.

«Может, поинтересоваться у Секретаря?» — подумал Председатель.

   


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.