nik_rasov

Category:

Необычный русский десант на маленький островок в 1798 году

Вот такую фотку суют нам под нос туристические фирмы, когда алкают наших денежек и хотят соблазнить отдыхом на Средиземноморье.

Это кусочек острова Закинф. Море, пляж и старое судно контрабандистов, выброшенное на берег. Это Ионические острова, друзья мои, те, что в Ионическом море и где когда-то жили всякие ионийцы.

Греция, короче.

А что до туристов, то в 1798 году тысячи русских людей направились к острову на 16-ти кораблях. Отправили их за казённый счёт, а старшим группы поставили вице-адмирала Ушакова Фёдора Фёдоровича. 

Называется это мероприятие — Средиземноморский поход Ушакова во время войны 2-й коалиции.

А ведь были, были же легендарные времена, когда жители Закинфа сами ходили в морские походы и высаживали морской десант у стен неприступного Илиона!

Царь Одиссей был вождем кефаленцев, возвышенных духом,

Что обитали в Итаке, в колеблющем листья Нерите,

Что Эгилип населяли суровый, с землей каменистой,

И Крокилеи, и Закинф, и острова Зама округу,

И материк, и живущих на береге, против лежащем.

Был их вождем Одиссей, по разумности равный Зевесу.

Вместе с собой он двенадцать привел кораблей краснощеких.

Фото того времени неизвестного автора
Фото того времени неизвестного автора

Но уже и в 1798 году те времена казались далёкими-далёкими и могилы героев давно затерялись среди россыпей камней...

Ионические острова не могли влиять даже на свою собственную судьбу. Революционная Франция взяла их под свой протекторат по праву сильного и стала нести островитянам идеи Свободы, Равенства, и Братства. Вообще, Франция того времени активно несла эти идеи своим соседям, да так, что многим это почему-то не нравилось.

Французы, взамен старых, привычных алтарей, принялись ставить на островах Архипелага своё Дерево Свободы. Так как в подходящем месте такого дерева часто не обнаруживалось, а растить его — дело долгое, то просто-напросто вбивали в землю шест и увенчивали его красной шапочкой.

Есть дерево в Париже, брат.
Под сень его густую
Друзья отечества спешат,
Победу торжествуя.

Роберт Бёрнс

Карикатура на Дерево Свобода англичанина Джеймса Гилрея 1797 год
Карикатура на Дерево Свобода англичанина Джеймса Гилрея 1797 год

И вот с этим самым Деревом Свободы на чудесном острове Закинф в начале осени 1798 года начали происходить странные вещи. На шесте под фригийским колпаком кто-то тайно повязывал российский флаг. По острову ползли слухи. Жители собирались кучками и что-то увлечённо обсуждали.

Французский гарнизон принял меры и ни одна лодка не могла причалить к острову без предварительной проверки и опроса полицией.

Но слухи всё равно ползли.

Французы выпустили прокламацию:

 «Порта Оттоманская, для преклоненія подъ своё иго Іоническихъ острововъ, прибѣгла къ постыдному обману, поднявъ на нѣкоторыхъ изъ своихъ кораблей Россійскій флагъ, толико греками уважаемый, что, набравъ въ своей столицѣ нѣсколько бродягъ между европейцам и, въ оной проживающими, она надѣла на нихъ русскіе мундиры и сими обманами старается положить оковы, на возникающую паки въ краяхъ славной древней Греціи вольность».

Иже херувимы!

Но уже ходили по остовам Архипелага из рук в руки манифесты Вселенского Патриарха Григория V и адмиралов союзной эскадры, уже предлагалось жителям принять участие в изгнании французов и обещалось, что они сами после будут устанавливать себе правительство. 

И вот уже русский флаг показался вблизи Закинфа. Не на шесте — на мачтах военных кораблей.

Вернее было бы: русско-турецкой эскадры
Вернее было бы: русско-турецкой эскадры

Ушаков, как опытный охотник, что натаскивает своих псов на добычу полегче, прежде чем спустить их на матёрого зверя, уже дал вкусить своим подчинённым победы и захватил остров Цериго (Китира). Так боксёрский промоутер ведёт своего бойца к чемпионству, выбирая для него вначале противников по плечу, чтобы тот поверил в свои силы.

И теперь на очереди был Закинф. Или Зант, как его тогда называли.


Фрегаты «Григорий» и «Счастливый» разворачиваются в виду острова и своим огнём сбивают береговые французские батареи. Остальная эскадра, ещё под парусами, уже роняет на воду гребные суда для связи с островом.

Зантиоты устремляются на берег.

Готовится высадка.

Это картина Айвазовского. Тут изображён десант в другом месте и в другое время, но, наверное, похоже было и при Занте
Это картина Айвазовского. Тут изображён десант в другом месте и в другое время, но, наверное, похоже было и при Занте

Десант устремляется к побережью когда уже спустился вечер. Жители Занта освещают город, на пристани зажигаются сотни фонарей.

И тут выходит незадача!

Наступил час отлива, уровень моря упал и из воды выступили камни, не давая возможности шлюпкам пристать к берегу. Русским морским гренадёрам ничего не остаётся, как достигнуть твёрдой земли вброд.

И тут к десантным судёнышкам подбегают местные жители, хватают наших солдат и на своих плечах переносят их на берег. Не знаю, бывали ли в истории ещё подобные случаи высадки морского десанта!

С турками получилась заминка — греки их не любили и боялись, но видя, что турецкой высадкой командует русский морской офицер, они отбрасывают сомнения и точно также, на руках, переносят и османских подданных.

Турецким десантом командовал, кстати, тоже грек. Капитан-лейтенант Российского флота Егор Метакса. 

Очевидец рассказывает, что греки носили десантников почти бегом и глаза их сияли радостью и сравнивает зантиотов со знаменитым Энеем, который вынес из горящей Трои своего престарелого отца.

"Бегство Энея из Трои"  Помпео Джироламо Батони
"Бегство Энея из Трои" Помпео Джироламо Батони

Такой вот необычный десант получился когда-то давно на небольшом, популярном теперь у туристов, островочке Закинф.

А что же стало с французами?

Как только наши фрегаты подошли к их батареям на расстояние картечного выстрела, шансов у французов не осталось. Они заклепали орудия и быстро-быстро отступили в крепость Занта. Местные преследовали их, осыпая ругательствами.

Дерево Свободы сожгли, а на его месте установили шест с крестом Спасителя и российский флаг.

Зантиотов вооружили и они, совместно с русско-турецкими войсками, подступили к крепости. Гардемарин Шмит отправился парламентёром с требованием сдачи цитадели. Французский комендант отказался и ответил, что гарнизон будет обороняться.

Ушаков получил ответ, сказал «хорошо», и приказал немедленно взять крепость приступом. С кораблей было выслано подкрепление со штурмовыми лестницами. Французы, видя, что штурм неминуем и произойдёт немедленно, переменили своё мнение и согласились сдаться.

Крепость они покинули на оговорённых условиях — с военными почестями. Затем сложили оружие к ногам победителей, передали флаг и ключи от крепости и стали военнопленными.

Им предстояло познать все тяготы турецкого плена. У турок не принято было церемонится с пленными и они не разбирали чинов, используя всех для чёрной, тяжёлой работы.

Среди пленных французов были 18-ть человек, которые успели обзавестись на острове семьёй, взяв замуж местных гречанок. Чтобы не подвергать их вместе с малолетними детьми ужасам турецкого плена, Ушаков позволил им отправиться в Анкону — итальянский город, бывший в то время частью Римской республики, недолговечного государства, созданного и управляемого Францией.

С офицеров было взято честное слово в том, что они не будут служить против России и Турции до самого окончания боевых действий.

Такие уж в те времена были нравы, да.  

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.