nik_rasov

Categories:

Севастополь: перегибы с карантином при царе-батюшке

Коронавируса в Севастополе пока не было, а вот понятие карантина для портового города дело знакомое. Даже есть бухта под названием Карантинная. На её берегу находится древний город Херсонес.

Это если смотреть на бухту из крепостной стены Херсонеса
Это если смотреть на бухту из крепостной стены Херсонеса

И с карантином в нашем городе бывали не очень приятные истории.

Одна произошла с самим Нахимовым и это так... цветочки. Просто несколько досадный эпизод.

В ноябре 1853 года адмирал Нахимов привёл на севастопольский рейд победоносные русские корабли, уничтожившие турецкую эскадру у города Синопа. Морской министр светлейший князь Меншиков подошёл на катере к корме корабля «Великий князь Константин» и поздравил Павла Степановича с победой.

— А как иначе-с? — удивился Нахимов и принялся рассказывать не о бое, а о том, какие молодцы его моряки и как они быстро починили повреждения на кораблях.

Светлейшему про это слушать было неинтересно и он вернулся на пристань. Беседовать с Нахимовым остался Корнилов. Он стоял на палубе катера, а Нахимов — на кормовом балконе «Константина». Корнилов попросил его написать для князя Меншикова подробное донесение о сражении. Павел Степанович принялся изворачиваться и уговаривать Корнилова взвалить это дело на себя, а то он, дескать, не особо привычен к подобной работе.

А Меншиков оставил адмирала и все команды кантоваться несколько дней в бухте под жёлтым карантинным флагом.

Формально светлейший был прав.

Но такое отношение к победителям и их командиру покоробило севастопольцев. Тем более, что, допустим, Корнилова и его свиту Меншиков не стал подвергать карантину.

Там, наверное, были какие-то личные отношения, не знаю. Меншиков — известный острослов, часто смотрел на людей букой и солдаты ласково прозвали его «Чортом».

Но это, как я говорил выше, цветочки.

В 1830 году в Севастополе произошла совершенно дикая карантинная история.

Город и тогда имел особый статус и наряду с Николаевом подчинялся Главному командиру Черноморского флота и порта, а не гражданскому губернаторству Новороссийска.

А в 1828 году в Бессарабии приключилась чума и в Севастополе был объявлен карантин.

"Севастополь. Центр города"  Карло Боссоли
"Севастополь. Центр города" Карло Боссоли

И вот, хотя чуму в городе так толком и не обнаружили, карантинные требования всё ужесточались и ужесточались. Людям запрещали покидать город. Людям запрещали въезжать в город. Запрещали переходить из одного района в другой.

Продукты взлетели в цене, возник дефицит и жить становилось всё трудней и трудней.

Больных изолировали и содержали в отвратительных условиях, отчего те благополучно отдавали богу душу. Жители города принялись умирать не от чумы, которой опасались, а от мер, направленных на борьбу с ней.

Заболевшим, к примеру, прописывали купания в зимнем море.

Городом и Крымом руководили прекрасные люди. Все как один благородного происхождения и герои 1812 года. Только они, похоже, держали простой люд за скотов.

Многим оборотистым гражданам были выгодны слухи о чуме. Они на этом деле наживались и стеной стояли за карантин. Хотя напасти этой в городе не было.

И вот минул один год такой жизни. Прошёл второй. 

А на третий — полыхнуло.

Строительство сухого дока в Севастополе на Корабельной стороне
Строительство сухого дока в Севастополе на Корабельной стороне

Кварталы бедноты в то время — это Корабельная и Артиллерийская слободки и Центральная горка, которую называли «Хребет беззакония». Самая активная часть, конечно, Корабелка. Там жили рабочие верфей, матросы и отставной служивый люд.

Это и сейчас рабочий район.

И вот власти, чувствуя, что обстановка несколько накалилась, решили изолировать «бунтарскую» слободу и выставили оцепление из солдат.

И что?

Народ взбунтовался. Солдаты, вместо того, чтобы задушить восстание, примкнули к нему. К непокорным присоединились и матросы флотских экипажей — жесткие меры карантина давно стояли всем поперёк горла.

В общем, жители города ударили в набат с колокольни собора. 

Владимирский собор в Севастополе
Владимирский собор в Севастополе

Толпа двинула по улицам города к дому губернатора. Разговора особо не вышло и губернатора просто убили. Он, кстати, был младшим братом известной бабушки Михаила Юрьевича Лермонтова.

Губернатором дело не ограничилось и люди поубивали ещё нескольких карантинных чиновников и подвернувшегося полковника.

Власти и полиция бежали из Севастополя.

Севастопольский гарнизон подавлять бунт отказался. Даже многие офицеры с сочувствием относились к восставшим.

Комендант города, заступивший на место покойного губернатора, снял карантинные меры внутри города. Это дело люди отметили крёстным ходом.

Ну, и разумеется в городе происходили погромы и грабежи — без этого и бунт не бунт.

Окончилось всё предсказуемо: к Севастополю стянули войска, восстание подавили и тех, кого признали виновными, наказали. Казнено было семь человек, а там — кого отправили на каторгу, кого переселили в места попрохладнее Крыма.

Такой невесёлый карантин случился в приморском городе Севастополе в царствование Всероссийского императора Николая I в лето 1830-е от Рождества Христова.

promo nik_rasov январь 19, 2020 14:17 43
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.