nik_rasov

Categories:

Севастополь. Белый исход. Часть 4 и последняя

В воздухе — нечто неуловимое, но — гнетущее. Занавес трагедии зашелестел, опускаясь. Никто не думает о русской истории. Каждый тревожно думает — о себе. Видит — порог реки. В порог надо прыгать, зажмурив глаза. Не зная — какова река за порогом. Но прыгать — надо. 

Роман Гуль «Белые по Чёрному»


Гостиница Киста — единственное здание в Севастополе, охраняемое войсками Врангеля. В городской управе уже идёт заседание большевистского комитета. На улицах толпы народа ждут прихода Красной армии. Кто — со страхом, кто — с радостью.

Но на город ещё направлены жерла орудий броненосцев и крейсеров Русской эскадры и иноземного флота.

В гостинице — тишина.

— Мне нужны пропуска на любой уходящий пароход.

— Ничем не могу помочь, эвакуация окончена.

Врангель никого не принимает и проситель ходит коридорами, помнящими поступь Толстого, Чехова, Шаляпина...

Опять им овладело беспокойство, похожее на страх, и стало казаться, что во всей гостинице кроме него нет ни одной души... Он вышел на балкон. Бухта, как живая, глядела на него множеством голубых, синих, бирюзовых и огненных глаз и манила к себе.

А.П. Чехов «Чёрный монах»

Наконец, дежурный офицер:

— Главнокомандующий может выдать вам пропуск на четырёх лиц.

— Но нас восемь! Впрочем, давайте, давайте, давайте...

На бумагах надпись — транспорт «Рион». Офицеры в вестибюле гостиницы переспрашивают:

— «Рион»? Да он уже ушёл рано утром!

Что делать, что делать?!

И тут один французский офицер отвечает на вопрос чистым русским языком. 

О времена, о судьбы!

Это был Зиновий Алексеевич Пешков — приёмный сын Максима Горького. Писатель стал его крёстным отцом в 1902 году, а настоящая фамилия Зиновия Алексеевича была Свердлов и тот человек, в честь которого город Екатеринбург одно время назывался Свердловском, являлся его младшим братом.

Зиновий Алексеевич Пешков
Зиновий Алексеевич Пешков

Зиновий Пешков эмигрировал во Францию ещё до Первой Мировой войны, а с ёе началом поступил на службу в Иностранный легион.

Лишился руки под Верденом. Служил по дипломатической линии. Участвовал во Второй Мировой войне и дружил с де Голлем. 

В 1966 году он нашёл покой на  кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. В свою могилу он завещал положить православную икону, орден Почётного легиона и портрет Максима Горького.

Пешков входит в положение беженцев.

— Только не теряйте времени, — говорит он. — Я переговорю с адмиралом.

И через час от Графской пристани отваливает катер и пассажиров принимают на борту крейсера «Вальдек-Руссо», флагмане французской эскадры. На нём уже находится Врангель.

Корабли вспенивают винтами гладь бухты. Корабли идут на юг по зелёному морю. Меж ними снуют ялики с людьми, молящими забрать их с собой. Корабли набирают ход.

Эвакуация кончена.

Впереди ждала таинственная Африка.

А на берегу остались тысячи людей, чьи судьбы теперь пойдут совсем отлично от судеб тех, кто уплыл за море.

И белели дома на холмах Севастополя, города, который в очередной раз стал знаковым в долгой и трудной истории России.


P.S. Части первая, вторая, третья.

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.