Categories:

Севастополь. Белый исход. Часть 3

Переход через Сиваш  Марат Самсонов  1957 год
Переход через Сиваш Марат Самсонов 1957 год

И в битве упоительной
Лавиною стремительной —
Даёшь Варшаву! Дай Берлин!
Уж врезались мы в Крым!

Так поётся в марше о красных кавалеристах Будённого. Про Варшаву в нём, конечно, загнули — не вышло с Варшавой-то, а до Берлина было ещё далеко.

Но в Крым врезались, это точно.

Несколько веков пыталась достучаться растущая Российская Империя в ворота Крымского ханства. Впервые это вполне удалось графу Миниху, который пробил укрепления Перекопа, вторгся на полуостров и сжёг к чёртовой бабушке Бахчисарай вместе с ханским дворцом.

В 1737 году, через год после Миниха, Пётр Петрович Ласси предпринял партизанский рейд и удивил татар, войдя в Крым с войском через Сиваш. На месте Бахчисарая было пепелище и Крымский хан обустроил себе новую резиденцию в Карасубазаре (Белогорск). Конечно, русские сожгли и новую столицу.

В 1919 году Красная армия вошла в Крым через Сиваш.

И вновь, осенью 20-го, большевики с махновцами пошли через Сиваш.

Не такая уж мощная преграда это самое Гнилое море!

Прорыв всё-таки стал для многих неожиданным. В Севастополе уже вовсю шла эвакуация, а Симферополь ещё жил обычной жизнью, люди сидели за столиками кафе и прогуливались по улицам.

Хотя Оболенский отмечает, что многие устали от постоянного напряжения и уже с некоторым облегчением ждали прихода большевиков, наступления стабильности и определённости в своей судьбе.

И тут началось!

Жители принялись грузить скарб на подводы и выезжать из города. Счастливчики — чиновники, судейские и военные — получили по спискам загранпаспорта и пропуска в Севастополь. По этим пропускам им должны были предоставить специальный поезд.

Все поспешили на вокзал.

На вокзале, как водится на Святой Руси, никто из железнодорожного начальства и ведать не ведал ни о каком «специальном вагоне». Люди растерянно бродили по путям и время от времени осаждали коменданта вокзала.

Время тянулось.

Все внимательно следили за санитарным поездом, битком набитом раненными. И не зря — вскоре заметили, как к нему прицепили два служебных вагона и люди тут же их заняли.

Но паровоза у состава не было и всё, что выгадали беженцы — это то, что теперь они ждали в страхе и тревоге внутри вагона.

Спустился вечер. Поползли слухи, что большевики уже на подходе к Симферополю.

Тулдуп-тулдуп, пш-пш, пщиу-у-у!!! По соседним путям шли эшелоны с солдатами. Проходили бронепоезда. Появился и исчез ярко освещённый поезд генерала Кутепова — того самого, которого позже, в 30-м году, агенты ОГПУ похитят прямо посреди шумного Парижа и с тех пор его никто не увидит...

А состав с ранеными и двумя прицепными вагонами всё также стоял посреди паутины рельс, в сгущающейся тревожной тьме.

Занялся рассвет.

В депо митинговали — давать или нет паровоз эшелону и, наконец, решили дать.

Поехали!

Вёрст через восемь эшелон встал, не в силах одолеть подъём. Мимо окон вагонов проходили обозы и ехали рысью всадники.

— Кавалерия, — проговорил кто-то. — Они всегда отступают последними.

Люди высыпали наружу, сгрудились, и принялись толкать состав. Вперёд-вперёд, навались! На Севастополь, на Севастополь!

Ещё перевал и река Альма. Сцепщики отсоединяют лишние вагоны. Пассажиры плотно втискиваются в оставшиеся, лезут на крыши и едут, оседлав вагоны сверху. А погода для поздней осени прекрасная — греет южное солнце.

Казаки, солдаты, калмыки балагурят. Все рады, что войне конец. А дальше? Дальше всё будет хорошо. Врангель обязательно позаботится о них.

Станция Бельбек.

Поезд нагоняет другой. В нём солдаты и много офицеров. Офицеры паникуют — требуют проезда впереди санитарного.

— А не хочешь ли поболтаться на перекладине?! — кричат они начальнику станции.

Обезумевший эшелон уходит.

Чух-чух, стук-стук — ближе и ближе. Начинаются севастопольские туннели и люди на крышах смеются и на всякий случай пригибают головы. На станции их обходит ещё один бронепоезд. Последний. Проносится слух, что следом идёт поезд с сапёрами, которые взрывают пути.  

Инкерман. Гора с монастырём, вырубленные в скале кельи, развалины старой крепости, а справа — вот она! — долгожданная Севастопольская бухта с корпусами кораблей Русской эскадры и флота Антанты.

Но это ещё не конец.

Бронепоезд, обогнавший санитарный поезд, сошёл с рельсов и перегородил путь. Дальше надо идти пешком вёрст восемь.

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы. Ведёт дорога. Не сбиться в сторону. В длинном туннеле мрак. В темноте шорох ног, фырканье лошадей, ругань оступившихся... Когда ж окончится эта чёртова темнота?! Сотни, невидимых людей, и жутко, и страшно...

Вдоль путей начинают попадаться офицеры, высматривающие своих однополчан, отводящие их в сторону и указывающие им направление, в котором нужно идти, чтобы попасть на подготовленный пароход.

В два часа ночи, наконец, Севастополь. Тёмные улицы, зарево горящих складов и надо искать ночлег.

Но спать-то и некогда. 

Говорят, что все офицеры и полки уже на судах. Говорят, что Врангель уже в гостинице Киста у Графской пристани, чтобы утром покинуть город. Говорят...

И одна мысль в голове — успеть, успеть, успеть...

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.