nik_rasov

Categories:

Осада Севастополя. Русские офицеры в плену. Часть 6. Окончание

7. В страну родных осин

Пф-пф, стук-постук — паравоз из Парижа притянул вагоны в Берлин и наши офицеры сошли на перрон.

Берлин вроде как был союзным России, но занимал, скорее, нейтральную позицию в идущей войне. Николай I так отозвался о прусском короле Фридрихе Вильгельме IV — «Мой дорогой шурин ложится каждый вечер в кровать как русский и встаёт каждое утро как англичанин».

Словом, немцы пока сидели тихо и не помышляли о мировом господстве и Тысячелетнем Рейхе.

После весёлого города Парижа Берлин показался скучным. Да ещё и отношение к недавним пленным поменялось. Если враги окружали их любезностью и дружелюбием, то берлинцам было на русских в высшей степени наплевать.

В Берлине проходил какой-то праздничный парад и наши, сославшись на то, что они русские и возвращаются из плена, попросили одного прусского офицера пропустить их за ограду и дать возможность полюбоваться зрелищем. Офицер же надменно ответил, что ему всё равно кто они и нет никакого дела до того, что они желают видеть парад.

Сволочь. Немец-перец-колбаса, кислая капуста.

В общем в Берлине нашим не понравилось и они поспешили оставить город, заняв через посольство России ещё по тридцать рублей в счёт своего жалования.

Снова поезд и вот уже Варшава.

Вид Варшавы с террасы Королевского замка  Бернардо Беллотто
Вид Варшавы с террасы Королевского замка Бернардо Беллотто

 А Варшава — это уже, считай, что дома. Император Александр II, напомню, титуловался в том числе и как Царь Польский.

В Варшаве офицеров ждала радость — они заказали пошить себе военные мундиры, облачились в них, сбросив надоевшее партикулярное платье, и словно пробудились от дурного сна.

Военные люди! Я вот лично свободнее вздохнул когда мундир сбросил.

Дальше машина закрутилась. Всем, бывшим в плену, офицерам, было дозволено вернуться в полки, в которых они ранее служили. Больным, раненым и контуженым предоставили отпуск. Их освидетельствовала специальная медицинская комиссия.

Подпоручик Муромского пехотного полка Дещинский, который и взял на себя труд составить записки о своём пленении, отправился к родным в Могилёвскую губернию. Там он пробыл две недели, а затем вынужден был перебраться в госпиталь, лечиться от ревматизма и последствий контузии. Родные его были люди бедные и не могли лечить его дома.

А 15 ноября 1855 года Дещинский прибыл в свой полк, что стоял близь Севастополя на реке Бельбек.

Так завершился его анабасис.

Севастополь лежал в руинах, враждующие армии стояли, разделённые бухтой  и не имели ни сил, ни желания продолжать бойню.


P.S. Предыдущие части: первая, вторая, третья, четвёртая, пятая.

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.