nik_rasov

Categories:

Будем как кошки!

Ох, помню, приоткрылись шлюзы памяти и истории в годы Перестройки и хлынуло на на наши бедные головы то, что хранилось под спудом, под грифом, да в запасниках.

И выстрелил в 88-м фильм Бортко «Собачье сердце» и многим открылся господин Булгаков. 

И разошёлся на цитаты.

Вот это помните?

Но я спрашиваю: почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице? ...Кому это нужно? Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?

Возмущался сильно Филипп Филиппович. Грязь и неустройство раздражали его. Через это ли лежит путь к свободе? 

Он ведь как говорил?

Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев! 

И вот если уж вспоминать про «испанских оборванцев», то там тоже была схожая история. Причём у другого прекрасного писателя по имени Эрнест Миллер Хемингуэй.

В 1940 году, значительно позже, чем Михаил Афанасьевич написал свою повесть, Хемингуэй издаёт роман «По ком звонит колокол».

Кадр из фильма "По ком звонит колокол" 1943 год
Кадр из фильма "По ком звонит колокол" 1943 год

И в этом замечательном романе есть такие строки:

Андрес почувствовал зловоние, которое шло из зарослей дрока, загаженных защитниками этой вершины. Ему не нравились эти люди, похожие на беспризорных ребят, грязные, недисциплинированные, испорченные, добрые, ласковые, глупые, невежественные и всегда опасные, потому что в их руках было оружие. Сам Андрес в политике не разбирался, он только стоял за Республику. Ему часто приходилось слышать, как говорят эти люди, и они говорили красиво, и слушать их было приятно, но сами они ему не нравились. Какая же это свобода, когда человек напакостит и не приберёт за собой, думал он. Свободнее кошки никого нет, а она и то прибирает. Кошка — самый ярый анархист. Покуда они не научатся этому у кошки, их уважать не будут.

И опять мы видим людей, которые могут красиво говорить, но не хотят соблюдать чистоту. И опять борьба за свободу и лучшую жизнь.

Тут мне вспомнилась ещё одна книга и я даже порадовался своей памяти, так как книгу эту я читал очень давно, и она вовсе не такая известная, как первые две.

Вот она:

Сборник повестей 1983 года издания
Сборник повестей 1983 года издания

Книга хорошая. Это я вам как человек, не больно увлекающийся советской литературой, говорю.

Создал её писатель с причудливым именем Радий Фиш. В ней он описывает свои плавания по морям на судах рыболовного флота СССР. И есть там и воспоминания о далёком городе Гаване.

И кое-какие строки перекликаются в этих воспоминаниях с Булгаковым и Хемингуэем.

Вот они:

В танцзале дым стоял коромыслом. После очередного «ча-ча-ча» танцоры, обливаясь потом, отходили в сторонку освежиться пивом. Стоило, однако, заиграть музыке, как они снова кидались в круг, побросав бутылки и бумажные стаканчики-фунтики прямо на пол.
Народ, недавно обрётший свою свободу, ничем не желает её стеснять. В конце концов, есть уборщики, подметут…

Радий Фиш, конечно, не столь категоричен, как классики, но видать его тоже такое отношение покоробило. Перемены — переменами, но мусорить-то зачем?

И я, может быть, припомнил бы ещё кое-что из книг на эту тему, но память подсунула мне эпизод из реальной жизни.

Недавно, 23 февраля, была годовщина митинга, прошедшего в Севастополе в 2014 году. Он положил начало Русской весны в нашем городе. И звучали речи, и было столпотворение, и принимались решения...

Но когда, через несколько дней, я шёл утром на работу, я увидел, как по центральному кольцу города медленно движутся уборочные автомобили и моют асфальт.

И я порадовался, что избранная совсем недавно на митинге власть, нашла время на коммунальщиков.

И от увиденных машин мне стало приятно и хорошо на душе.

Уборочная машина на площади Ушакова в Севастополе
Уборочная машина на площади Ушакова в Севастополе

И вот, что я хочу сказать: а давайте, несмотря на бури, революции и катаклизмы, попробуем оставаться чистоплотными и телом и мыслями, и не мусорить ни на улицах, ни в душах людских.

Времена разные, но мы-то можем попытаться оставаться такими, чтобы могли потом уважать друг-друга. И прислушаемся в этом к Папе Хему, и станем учиться чистоте у самого свободного в мире создания. 

Будем как кошки!

Будешь как я?
Будешь как я?


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.