nik_rasov

Осада Севастополя. Друзья, враги, адмиралы...

В своих заметках об обороне Севастополя, написанных по воспоминаниям Обезьянинов А.П., я упоминал о том, что как-то раз контр-адмирал Владимир Иванович Истомин получил презент от британского адмирала Эдмунда Лайонса.

А именно — сыр Честер к обеду. Владимир Иванович отдарил англичанина дикой козой.

Владимир Иванович Истомин, русский адмирал
Владимир Иванович Истомин, русский адмирал

Ещё тогда мне стало интересно, как происходил обмен подарками в то время, когда одни осаждали, а другие обороняли город и кровь при этом лилась рекой? Да ещё я предположил, что адмиралы были ранее знакомы, так как оба участвовали в Греческой войне за независимость.

Прошли годы, и Истомин и Лайонс встретились вновь, только уже как противники. Россия всё также воевала с Турцией, а Британия, ведя гибкую политику, взяла сторону османов.

Адмирал Эдмунд Лайонс, первый барон Лайонс
Адмирал Эдмунд Лайонс, первый барон Лайонс

Заинтересовавшись этими обоюдными подарками, я побрёл дорогой Любопытства. А куда нас приводят дороги? В разные места вообще-то, но в одном фильме говорилось, что дорога должна вести к храму.

И храм в этой истории появился.

Вот, я его даже сфотографировал:

Это Петропавловский собор в Севастополе.

Во время первой обороны города при этом храме жил протоиерей Арсений Лебединцев. Он провёл там всё время, пока шли военные действия, вёл дневник и писал письма. Дневник, насколько мне известно, утрачен, а письма, по счастью, сохранились.

И в одном из них я наткнулся на такие строки:

 Днёмъ приходилъ непріятельскій пароходъ подъ переговорнымъ флагомъ. На нёмъ доставленъ нашъ артилерійскій капитанъ в обменъ на англ. офицера знатной фамиліи, и какія-то бумаги. При этомъ случае адмиралъ Лейносъ прислалъ коробку сигаръ адмиралу Истомину, своему старому и доброму знакомому.

Я чего-то прямо обрадовался, встретив такое подтверждение случившемуся, полученное из другого источника, да ещё с уточнением, что Истомин и Лайонс всё ж-таки «старые и добрые знакомые».

Арсений Гаврилович Лебединцев
Арсений Гаврилович Лебединцев

А чуть позже, ещё в одном письме Лебединцева, содержались, мимоходом брошенные, слова:

За честеръ i сигары послали англійскому адмиралу дикую козу съ присовокуплениемъ, что вчера были на охоте и вотъ вамъ гостинецъ. 

То есть и коза, и сыр, и оба адмирала были на месте. Да ещё появились на свет и сигары. И какой-то важный англичанин, попавший в плен. 

Что он был за фрукт — неизвестно.

Думаете всё?

Нет!

Оказалось, что имеется ко всему этому письмо контр-адмирала Истомина Лайонсу. Оно начинается так:

Любезный адмиралъ! Я былъ очень доволенъ вашею присылкою; она  привела мне на память наше крейсерство, отъ котораго сохранились у меня  неизгладимыя впечатлѣнія, и вызвала передо мною со всею живою обстановкою то время, какого теперь нѣтъ. Я не забуду Аѳины и Мальту.

Афины и Мальту, каково?!

Далее Истомин пишет, что хоть и не может пожать адмиралу Лайонсу руку, но знает, что он поблизости, так как слышал пальбу пушек его корабля «Агамемнон» во время бомбардировки города.

Заканчивается письмо словами: «Примите, любезный адмирал, изъявление моей преданности».

Интересно, как бы посмотрели на подобные сношения между адмиралами враждующих армий в более близкое нам время? Скажем, во вторую оборону города в 41-42-м годах?

Да уж известно как!

И вот порывшись во всяких древних документах и найдя то, что искал, я обнаружил подтверждение ещё одной истине — в каждой бочке мёда есть ложка дёгтя.

В моём случае такой ложкой стало расхождение в датах.

Под письмом Лебединцева стоит дата 26 ноября 1854 года. А прибытие английского парохода с парламентёрским вымпелом датируется 25-м числом.

(Все даты, здесь и ниже, я привожу по старому стилю).

Письмо Истомина тоже написано 25 ноября.

Тут как бы всё сходится.

А вот Андрей Петрович Обезьянинов меня подвёл, потому что описанный им обед с его участием и участием адмиральского честерского сыра, происходил 10 октября, то есть на полтора месяца раньше. Это число Андрей Петрович прямо указывает в своих записках.

Ошибиться с числом Обезьянинов вряд ли мог — в этот день его ранило и он сам указывает, что с момента начала бомбардировки 5 октября, он только пять дней провёл в Севастополе. А такое попробуй забудь, да и учёт существовал же какой-никакой. 

А что же тогда выходит?

Выходит, выходит... Выходит такая, граждане, штука, что либо обмен подарками был не единичный случай и повторялся, считай, во многих подробностях, либо Обезьянинов чего-то напутал.

Я склоняюсь ко второй версии.

Всё-таки время, годы и что там ещё? Обезьянинов писал мемуары в 1895 году — через сорок лет после событий, и, конечно, мог чего и напутать и вставить в них историю, о которой слышал, но которая произошла позже и не в его присутствии. Да ещё, наверное, жена дёргала за рукав и бубнила: «Чего ты там пишешь и пишешь? Лучше б мусор вынес!»

Словом, я склоняюсь к версии, что наш мемуарист ошибся. Это конечно же только моё умозаключение, не подтверждённое как следует фактами.

И ещё выяснилось, что к отысканию истины я двигался кружным путём. Если бы вместо того, что бы ковыряться в полузабытых документах я в своё время взял в руки книгу вот этого человека

Сергей Николаевич Сергеев-Ценский
Сергей Николаевич Сергеев-Ценский

под названием «Севастопольская страда», то в главе об Истомине обнаружил бы то самое письмо британскому адмиралу Лайонсу.

И ведь есть, есть у меня эта книга! Но после «Севастопольских рассказов» Толстого и «Осаждённого Севастополя» Филиппова, слог Сергеева-Ценского мне чем-то не понравился и я её не прочёл.

Так что открылись мне вещи давно и широко известные.

Да.

А что же адмиралы?

Истомин погиб в Севастополе, а Лайонс вернулся на родину победителем и скончался в 1858 году, пережив своего русского друга и врага на три с половиной года.


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.