nik_rasov

Category:

Моя политическая карьера

Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать.

— Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость!

Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета.

— Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь называть вещи своими именами, но воздерживайся от этого, пожалуйста, на людях.


В раннем детстве я частенько болел воспалением лёгких. Потом перестал, а лет в шестнадцать начал курить, и всё как рукой сняло.

В первом классе нас принимали в октябрята. Я всё пропустил из-за болезни и когда вернулся к занятиям, то мои одноклассники уже ходили со значками с изображением «дедушки-Ленина-когда-он-был-маленький». 

Я стал ждать, когда и меня примут в октябрята, но учительница ничего не говорила, а я рос скромным мальчиком и страдал молча, ощущая свою непричастность к великому делу.

Однажды утром я надел школьный пиджачок, собираясь в школу, и обнаружил на груди октябрятскую звёздочку.

Её приколола мне мама.

Так просто? — подумал я.


В пионеры нас принимали в школьном актовом зале. Били барабаны. Бюст Ленина смотрел на нас с доброй усмешкой.

Старшеклассник никак не мог завязать на мне правильный узел и тихонечко матерился сквозь зубы.

На следующий день, под позывные «Пионерской зорьки», я встал напротив зеркала и принялся завязывать галстук. У меня не получалось как надо и я стал повторять вслух слова, которые слышал от старшеклассника на торжественной линейке.

Как заклинание.

— Смотри, мать, — услышал я за спиной папин голос. — Пионер-то наш совсем вырос!

И я ощутил его твёрдые пальцы на своём ухе.

Пионерский галстук был частичкой красного знамени и у него имелось три конца — пионерия, комсомол и коммунистическая партия. Если развернуть его задом наперёд, то он становился похож на салфетку, повязанную на шею к обеду и почему-то алого цвета.

В школе было в ходу двустишие:

Как повяжешь галстук — береги его!

А захочешь кушать — поверни его! 

Когда умер Брежнев, я был пионером. Нас опять собрали в актовом зале, поставили перед фактом и объявили, что занятия на сегодня отменяются.

— Ура, — кто-то тихо сказал позади меня.

Смерть генсека меня потрясла. Я ещё не сталкивался со смертью, и был поражён, что ей подвластны такие люди. Что вот ведь — есть на свете штуки, посильнее чем коммунистическая партия.

Да, пожалуй, посильнее, чем все партии скопом.


С комсомолом и вовсе не заладилось.

Когда в восьмом классе все вступали в комсомол, мне ещё не стукнуло четырнадцати лет. А на следующий учебный год я пошёл в техникум.

Там тоже была комсомольская организация, но она уже как-то быстро сходила на нет. Развивались кооперативное движение и рэкет.

Вскоре комсомольские значки поснимали, а комсорг группы приколол себе на свитер другой значок.

С фотографией Оззи Осборна.


Больше, насколько я помню, я ни в каких политических организациях не состоял.

На выборы я хожу. Правда мне говорят, что от это ничего не изменится, но мне кажется, что если я перестану голосовать, то я заранее откажусь от любых надежд на перемены к лучшему.

Я, наверное, наивен.

Хотя нас таких миллионы. Мы не рвёмся в первые ряды и о нас вспоминают лишь тогда, когда дела на фронте идут по-настоящему худо.


Мне доводилось бывать на митингах, демонстрациях и собраниях. Последний митинг, на котором я присутствовал, был очень многолюдным. И все хотели одного и того же.

Это замечательное чувство. Чувство общности с тысячами людей, что разделяют твоё мнение и выступают как одно целое.

Я его боюсь.

Я боюсь этой восторженности, затмевающей разум. 

И поэтому я не любитель митингов, многолюдных концертов и футбольных стадионов. Я изведал это ощущение, когда ты находишься в толпе и начинаешь жить с ней в унисон. Общие чувства, общие выкрики… Энергия толпы наполняет меня, и я поддаюсь ей, растворяюсь в этом коллективном порыве. 

Это – восхитительно, это – прекрасно!

Только, боюсь, что как-нибудь я поддамся настолько, что не смогу сопротивляться и тогда, вместе со всеми, я могу закричать не «шайбу, шайбу!», а что-нибудь другое.

Например:

— Распни его, распни его!!!

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.