nik_rasov

Categories:

Ещё, ещё, ещё!!!

Мы с телевизором вчера вечером решили посмотреть друг на друга, и я увидел в нём кино, а что он увидел во мне — так об этом лучше тут и не писать.

Кино называлось «Анкор, ещё анкор!». Снял его Пётр Тодоровский и речь там идёт о жизни маленького военного городка в первую, снежную зиму после окончания войны.

Скука, пьянство, интриги и супружеские измены. Словом, если вы читали «Поединок» Куприна, то вот всё примерно то же самое. Не так уж и сильно изменилась жизнь маленьких, захолустных гарнизонов, несмотря на все эти войны, революции и всеобщий технический прогресс.

Да...

Тодоровский сам служил в армии и воевал на фронте, так что кто-кто, а уж он-то знал, о чём снимал.

Пётр Тодоровский в фильме Марлена Хуциева "Был месяц май" 1970 год
Пётр Тодоровский в фильме Марлена Хуциева "Был месяц май" 1970 год

И о фильме я не собираюсь ничего рассказывать и даже не буду никому советовать его посмотреть. Мне-то какое дело? 

Смотрите что хотите.

Но вот о чём я вчера задумался, так это о его названии. 

Раньше я особо не пытался узнать, что, собственно, оно означает. Ну, анкор, так анкор, думал я. Что-нибудь театральное. Или цирковое как их «Алле-оп!» и всевозможные «...а сейчас мы покажем почтеннейшей публике..!»

И так далее и тому подобное...

А тут решил докопаться до сути. Потому что иметь интернет — лучшее средство для удовлетворения любопытства, не считая лично полученного опыта — и не воспользоваться им, это как-то неправильно.

И вот, что я обнаружил.

Анкор — это на французском, а по-нашему значит «ещё» или «повторить». Но самое интересное оказалось не это, а то, что название для фильма взято с названия картины одного русского художника.

Художника звали Павел Андреевич Федотов. Он тоже служил в армии, а под конец жизни сошёл с ума.

Его самая, пожалуй, известная картина вот эта:

"Сватовство майора" П.А.Федотов 1848 год
"Сватовство майора" П.А.Федотов 1848 год

Мне это полотно нравится, а больше всего нравится котяра на переднем плане, который моет лапой мордочку, повернувшись жирной спинкой к остальным персонажам и, небось, думает про себя: «По мне что свадьба, что похороны — всё едино. Уж меня-то вы покормить не забудете. Не-ет! Моя печёночка от меня не уйдёт!»

И ещё мне кажется, что между котярой и майором, крутящем в дверном проёме усы, есть нечто общее.

А у художника я знаю и картину «Игроки». По ней сразу понятно, кто выиграл, а кто остался на бобах:

"Игроки" П.А.Федотов 1852 год
"Игроки" П.А.Федотов 1852 год

Но что-то меня понесло не в ту сторону — я ведь говорил о фильме.

Так вот, у этого сумасшедшего живописца Федотова есть картина, которую он так и назвал «Анкор, ещё анкор!». На ней русский офицер дрессирует собачку, заставляя её скакать через палочку. Собачке это дело, конечно, нравится. Собачки обычно всегда рады, когда хозяин с ними возится.

"Анкор, ещё анкор!" П.А.Федотов 1852 год
"Анкор, ещё анкор!" П.А.Федотов 1852 год

А нравится ли это офицеру — вопрос. Судя по всему у него просто нет занятия получше. Живёт он в какой-то тесной комнатёнке и в окошко на него глядит снежная зима.

Тоже какой-нибудь заштатный гарнизонишко, коих много рассеяно по просторам Империи Российской.

Так вот и вышло, что название для фильма Тодоровский выбрал «говорящее». А я этого раньше не знал, в силу собственной малообразованности. Ну, мне извинительно — я человек, получивший советское образование, большей частью техническое и мало чем пригодившиеся мне в жизни. 

И посмотрел я на всё это, и заключил, что все вышеупомянутые — и Тодоровский, и Куприн, и Федотов — молодцы! Резали правду-матку не смотря на то, что жили и творили в разные времена. И всякие там любители официоза и идиллического, лубочного взгляда на Россию и народ-богоносец, вероятно, бубнили и ругались и называли художника, писателя и режиссёра клеветниками на русскую (советскую) действительность и конкретно на легендарную армию.

У меня-то таких вредных иллюзий нет. Я не в замке живу.


А чтобы закончить с «анкором», добавлю ещё Лескова. Николай Семёнович всегда мне вспоминается, когда я завожу речь о русском искусстве. Когда я его читаю, я прям-таки вижу как это «русское» достают из устья печи в чёрном, закопчённом чугунке, стиснув его округлые бока ухватом, и ставят передо мной. Я достаю деревянную расписную ложку и уминаю это рассыпчатое, с пылу с жару «русское искусство» за обе щёки. 

Ни с одним автором у меня больше не возникает таких ощущений. Хоть я живу на юге, возле моря, известковых скал и виноградной лозы и в глаза не видел всех этих берёзовых перелесков, медоносных лугов и спокойных рек с церквушками на холмах — а вот поди ж ты! Сидит нечто внутри, на генетическом уровне.

Так у Лескова этот «анкор» тоже используется в «Полунощниках». У него один старичок каждый раз произносит это слово, когда собирается выпить новый стаканчик. Повторить, то есть.

«Я вше шкажал, и дай мне жа это шомужки и анкор!

А старушка отвечала:

– Семужки на, а анкор не надо.

– Отчего же не надо? Я именно хочу анкор.

– Так, нельзя анкор.

– Что жа так! что жа нельжа!.. Налей, налей мне, мама, штаканчик! Я умно, хорошо вждумал, – мы теперь уштроимша.

Она налила, а он выпил и крякнул».


Вот что-то и меня потянуло!

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.