nik_rasov

Category:

Последние предложения в книгах, что мне хорошо запомнились

Максим Максимович Штирлиц говаривал, что запоминается последняя фраза. Он вывел это для себя словно математическое доказательство. Правда Штирлиц, бывало, подкреплял свои слова выстрелом или ударом бутылки по голове собеседника.

Но это у него ремесло такое.

А я и решил припомнить, а какие последние фразы из книг мне больше всего запомнились? Не концовки, не финалы о том, как герой победил всех и взял замуж принцессу, а именно фразы — слова, что напечатаны в самом конце текста. И никого отношения к развязке самого произведения. Просто то, что само по себе осело в памяти.

Вспоминал я недолго и у меня набралось таких целых 11 штук.

Не все, конечно, я помнил слово в слово и поэтому, приводя их здесь, я просто скопировал их со страниц электронных библиотек, вставил в пост, да и ещё и выделил курсивом. А ниже подписал — вдруг кто не вспомнит откуда это взялось.

И ещё хочу добавить, что расположил я их в случайном порядке, как они мне приходили в голову и ни о каком рейтинге любимых произведений здесь речь не идёт.

Я даже нумеровать их не стал, чтобы не было ни первого, ни третьего, ни последнего места.

Вот они:

«Гэтсби верил в зеленый огонек, свет неимоверного будущего счастья, которое отодвигается с каждым годом. Пусть оно ускользнуло сегодня, не беда — завтра мы побежим еще быстрее, еще дальше станем протягивать руки… И в одно прекрасное утро… 

Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое».

Фрэнсис Скотт Фицджеральд  «Великий Гэтсби»


«Еще прежде, чем в ушах загудел ветер, руки сами собой взлетают вверх, каблуки вначале тяжело грохочут по мостовой, потом, без всяких усилий с его стороны, в нем нарастает какой-то сладкий ужас, шаг становится все легче, быстрей и спокойней, и он бежит. Бежит. Бежит».

Джон Апдайк  «Кролик, беги»


«И на этом гробе я целый день и целую ночь проплавал в открытом море, покачиваясь на лёгкой панихидной зыби. Акулы, не причиняя вреда, скользили мимо, словно у каждой на пасти болтался висячий замок; кровожадные морские ястребы парили, будто всунув клювы в ножны. На второй день вдали показался парус, стал расти, приближаться, и наконец меня подобрал чужой корабль. То была неутешная «Рахиль», которая, блуждая в поисках своих пропавших детей, нашла только ещё одного сироту».

Герман Мелвилл  «Моби Дик, или Белый кит»


«Меня перекатывало с боку на бок, я пробивался вперед по грудь в воде, а быстрые волны старались оттолкнуть меня назад.
Мне надо было выйти отсюда — надо было отдать талисман его новой владелице.
Чтобы не погас еще один огонек
».

 Джон Стейнбек  «Зима тревоги нашей»


«Том давно поправился и носит свою пулю на цепочке вместо брелока и то и дело лезет поглядеть, который час; а больше писать не о чем, и я этому очень рад, потому что если бы я раньше знал, какая это канитель – писать книжку, то нипочем бы не взялся, и больше уж я писать никогда ничего не буду. Я, должно быть, удеру на индейскую территорию раньше Тома с Джимом, потому что тетя Салли собирается меня усыновить и воспитывать, а мне этого не стерпеть. Я уж пробовал».

Марк Твен  «Приключения Гекльберри Финна»


«Но никогда не забывали они остров, который принял их, одиноких и бедных, и четыре года удовлетворял все их нужды, остров, от которого осталась только гранитная скала, омываемая волнами Тихого океана, – могила того, кто был капитаном Немо».

Жюль Верн  «Таинственный остров»

 

«Но уже легли на горло К. руки одного господина, в то время как второй вонзил ему нож глубоко в сердце и дважды повернул его там. Стекленеющие глаза К. еще увидели, как эти господа, близко наклонясь к его лицу и прижавшись друг к другу щеками, наблюдали за финалом.
— Как собака! — прошептал он так, словно его позору предстояло его пережить
».

Франц Кафка  «Процесс»


«И он ушел с Неле, распевая десятую свою песенку, но когда он спел последнюю – этого не знает никто».

Шарль де Костер  «Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях — забавных, отважных и достославных во Фландрии и иных странах» 


«Они вонзили мне шило в самое горло…

Я не знал, что есть на свете такая боль, и скрючился от муки. Густая красная буква "Ю" распласталась у меня в глазах, задрожала, и с тех пор я не приходил в сознание, и никогда не приду».

Веничка Ерофеев  «Москва — Петушки»


«Наверху, в своей хижине, старик опять спал. Он снова спал лицом вниз, и его сторожил мальчик. Старику снились львы».

Папа Хэм  «Старик и море»


«— А что мы будем есть всё это время? — Она схватила его за ворот рубашки и с силой тряхнула. — Скажи, что мы будем есть?

Полковнику понадобилось прожить семьдесят пять лет — ровно семьдесят пять лет, минута в минуту, — чтобы дожить до этого мгновения. И он почувствовал себя непобедимым, когда чётко и ясно ответил:

— Дерьмо».

Габриэль Гарсиа Маркес  «Полковнику никто не пишет»

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.