nik_rasov

Categories:

Севастополь. На каяке-6

Я ещё хорохорился и попытался поставить на голосование вопрос: а не дойти ли нам всё же до Яшмового пляжа?

Но старший по званию настаивал на возвращении. И когда мы прогребли несколько десятков метров, я признал его правоту: в самом деле, пора было возвращаться.

Ветер, который должен был благоприятствовать нам, не поменял направление, но почти стих.

Мы взяли курс на Балаклавскую бухту.

Через некоторое время показался мыс Айя.

Близко от поверхности воды плавали большие медузы-корнероты.

Их массивные купола были похожи на круглые плафоны фонарей, что светили в густой синеве моря мягким, белым люминесцентным светом.

Было хорошо и спокойно на них смотреть.

Кавторанг сказал, что видел одну в полметра в диаметре, а я не успел её заметить и подумал потом, что, видно, из-за такой же большой медузы опрокинулся недавно прогулочный катер у Феолента, когда все пассажиры сгрудились на один борт, чтобы на неё посмотреть.


Опять в море потянулись цепочки камней.

Ветерок всё же помогал нам, и назад мы гребли расслабленно, иногда на некоторое время и вовсе бросая вёсла — мы всё равно двигались в нужном нам направлении.

Перестраховавшись с сиденьем, я слишком вертикально подтянул спинку и теперь сидел словно на детском стульчике. От моей более высокой посадки у каяка стало хуже с остойчивостью и он переваливался с боку на бок при неловких движениях.

Но мы уже приспособились, и я дошёл до того, что смело перекуривал прямо на ходу.

Кавторанг принялся хитрить: поинтересовался, сколько с него возьмут денег, если он вдруг потеряет весло?

Я сказал: не теряй!

А он ответил, что случайно может.

И что тогда — хочешь или нет — грести придётся мне одному.


Наконец показались башни генуэзской крепости, отмечавшие вход в Балаклавскую бухту, который практически не различим с моря.

В бухту мы вошли на хорошей скорости.

По военно-морскому — не без лихости — остановились у деревянного причала и поднялись на берег.

Там нас подкарауливала девушка.

Помните, как нас сфотографировали, когда мы только отправлялись в путь? Теперь девушка протянула мне две фотографии, превращённые в магнитики для холодильника. Их можно было брать или нет — по выбору, но я, конечно, взял две. Для себя и кавторанга на память.

Одна фотография стоит 400 рублей, две — 700.


Мы сдали снаряжение, получили сдачу и залог, попили возле машины горячего чая из термоса, припасённого хитрым кавторангом, и поехали по домам. 


Вечером я чувствовал себя усталым.

Но не так сильно усталым, как чувствовал после нашего девятичасового сухопутного похода от смотровой в Ласпи до Балаклавы, а просто привычно усталым, словно после целого дня физического труда.

Да ныли, как я уже говорил, обожжённые солнцем ноги.


Когда я снял туфли, из одной выпал небольшой розовый камешек, обкатанный со всех сторон морем.

Я, сам не зная, привёз его с того маленького пляжика в Мраморной бухте.

Я немного покрутил его в руке, а затем кинул в ящик письменного стола.

Ко всяким другим мелким предметам, которые копятся там сами собой и которые я никак не выкину.

И ещё подумал: а может быть будущим летом вернуть этот камешек на место, а?


Конец.


Начало здесь 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.