nik_rasov

Categories:

Севастополь. На каяке-4

Что я не испытал, так это спасательный жилет и не могу судить о том, насколько хорошо он поддерживает тело на воде.

Но движений жилет не сковывает и гребле не мешает.

Ещё забыл сказать о рыбацких сетях.

Они установлены на выходе из Балаклавской бухты, мы прошли прямо над ними и под натянутыми с берега тросиками и проволоками. Эти растяжки приходятся выше головы и только раза два нам приходилось поднимать и перекидывать их через себя.

Так что тут следует быть осторожным, чтобы не получить ссадину.


Миновав пляж Васили мы погребли дальше.

Мышцы рук начали побаливать с непривычки, но потом освоились и стало полегче.

Впереди показался мыс.

Он выглядел острым, выдававшемся в море уступом и казалось, что обогнув его, мы найдём на другой стороне бухту. Но на самом деле выяснилось, что мыс этот — длинная каменная стена, которая тянулась дальше и дальше, и не было нигде подходящего места, чтобы причалить и вытащить каяк на берег.

Мы уже присматривали такое местечко, в надежде немного передохнуть прежде чем продолжать путь.

Попадались иной раз малюсенькие пляжики, но возле них всякий раз стоял какой-нибудь катер, на берегу находились люди, а места там было очень мало, чтобы принять ещё и нас.


Что на каяке неудобно, так это то, что нельзя толком оглянуться и посмотреть — что происходит позади тебя? Зеркалами заднего вида судёнышко не оборудовано и его приходится разворачивать.


За мысом встречный ветер усилился, каяк заплясал на зыби, а волны били о пластиковое днище, будто снизу кто-то стучался к нам из глубин моря. Вода потемнела, и море, казалось, старалось оправдать своё название — Чёрное.

Волнение было не настолько сильным, чтобы вызвать у нас опасения, но приходилось прилагать больше усилий, чтобы продвигаться вперёд.

Волны разбивались о нос каяка. Началось интенсивное забрызгивание. Я сидел впереди и был уже весь мокрый. Только места, прикрытые спасательным жилетом, оставались сухими, и внутрь каяка тоже попадала вода и приходилось в ней практически всё время сидеть.

Кавторангу доставалось от меня — я забрызгивал его водой, стекавшей с лопастей весла.


О самих вёслах могу сказать, что они довольно лёгкие, обрезиненные в местах хвата и совершенно не натирают ладоней. Лопасти изогнуты по-разному, и при гребле весло приходится немного подворачивать.

Отсутствие навыков гребли приводило к тому, что каяк частенько рыскал на курсе, и приходилось его выравнивать. Кавторанг при этом работал за главный двигатель, а я — за носовое подруливающее устройство. Ничего сложного в этом не было. 

Просто это означало дополнительный расход сил.

Вёслами мы иной раз сталкивались, но друг друга не задевали — для этого мы сидели недостаточно близко.


Через некоторое время места стали узнаваемыми.

Это был мыс Феолент.

Мы там, конечно, бывали раньше, и вот как это выглядит сверху. 

Там расположен Яшмовый пляж и Свято-Георгиевский монастырь. В воде виднелись скалы Орест и Пилад и можно ясно было различить камень с воздвигнутым на нём крестом.

Судя по ощущениям — времени и усталости — мы приближались к точке возврата и необходимо было выбирать, как действовать дальше.

Может быть мы подошли к прогулке с излишней осторожностью, но это был наш первый опыт плавания на каяке, всё время приходилось держать в голове мысль о том, что ещё необходимо сберечь силы для обратной дороги, и хотя ветерок и обещал при возвращении быть попутным, но гарантировать, что именно так и выйдет, никто не мог.

К тому же каждый мог оценивать лишь собственное состояние, а успех предприятия зависел от совместных действий.

Что хорошо, так это то, что с кавторангом мы дружим с незапамятных времён и нам совершенно не нужно друг перед другом выпендриваться и каждый может прямо сказать, как дела обстоят на самом деле, а не показывать свой гонор до того времени, пока совершенно выдохнется.

Ещё у меня разболтались ремни крепления сиденья. Теперь, если я упирался о спинку, я занимал почти горизонтальное положение и грёб лёжа. Я старался выпрямится, но без опоры постоянно съезжал. От этого начало ломить шею и напрягались мышцы бёдер. Мне даже показалось, что правую ногу вот-вот схватит судорога.

А отрегулировать сиденье на ходу у меня не получалось.


Итак, мы устроили короткий совет и решили, что если найдём подходящее место для высадки, то сразу пристанем к берегу, отдохнём и пустимся в обратный путь.

А если такое место нам не встретится, то придётся идти к Яшмовому пляжу. До него, по нашим прикидкам, было около двух километров.

На Яшмовый пляж из Балаклавы ходит рейсовый катер. Кавторанг призадумался вслух: пустят ли нас в салон катера с каяком под мышкой, если мы бросим греблю и решим вернуться с помощью портофлота?


Впереди встретился мысок. Ветер усилился, мы поднажали на вёсла, каяк полетел быстрее и я сказал, что скоро у форштевня мы увидим дельфинов, которые конечно же не утерпят и приплывут, чтобы сопровождать такое быстроходное судно.

И тут мы обогнули мыс и увидели бухту.

О её существовании мы раньше ничего не знали.Уже потом я прочёл, что бухта называется Мраморной и что постройки на берегу — остатки советской военной базы на которой занимались экспериментальными подводными пусками ракет.

В западной оконечности бухты явно имелся какой-то пляж — там стояли у берега несколько катеров.

Мы направились было к ним, но тут я углядел крохотный пляжик.

Валуны в этом месте раздвигались и оставляли свободное место в 10-15 квадратных метров, и там можно было вытащить каяк на берег, расположиться самим, и пологое дно делало выход из воды довольно удобным.

Я крикнул: «Эврика!» — мол, нашёл! — и мы заложили крутой поворот и направились к этому пляжику.

Что интересно — в своём журнале я довольно часто описываю всякие истории о кораблекрушениях. И часто в этих описаниях присутствует эпизод о том, как моряки ищут место для безопасной высадки на берег.

Теперь мы сами оказались в отдалённо похожей ситуации, хотя, конечно, мы не терпели бедствия, сохраняли силы и погода была благоприятная.


И вот мы сошли на твёрдую землю, и как она нас приняла, я напишу в следующем посту.


Предыдущий здесь

Продолжение здесь

promo nik_rasov январь 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.