nik_rasov

Categories:

Севастополь вандальный

На старой братской могиле в 1996 году отметился какой-то неизвестный:

А с другой стороны надгробия то же самое сделал ещё один товарищ, но ещё в 1939 году:

И что интересно?

Смотришь на 96-й и думаешь: ах ты вандал, руки поотрывать!

А 39-й — вроде как уже и история. Вроде как и следы эпохи.

Да ещё задумаешься: а как этот писатель пережил мировую войну, которая, согласно учебникам, в 39-м и началась?

И не оторвало ли ему руки на самом деле, и как он пережил оборону города, если находился здесь в 41-42?


А тысячелетние всякие надписи на памятниках типа «Здесь был Вася» уже, небось, и вовсе предметы для диссертаций историков.

И пишут они всякие отчёты, и докладывают научной братии, и сдают потом в архив, а там на них какой-нибудь другой Вася рисует чёртиков от скуки.

Так мы все потихоньку творим историю.

Делаем, что в наших силах, да.


– Великие люди! Обратите внимание, предводитель. Видите, чуть повыше облака и несколько ниже орла. Надпись: «Коля и Мика, июль 1914 г.» Незабываемое зрелище! Обратите внимание на художественность исполнения! Каждая буква величиною в метр и нарисована масляной краской! Где вы сейчас, Коля и Мика?

Задумался и Ипполит Матвеевич.

Где вы, Коля и Мика? И что вы теперь, Коля и Мика, делаете? Разжирели, наверное, постарели? Небось теперь и на четвертый этаж не подыметесь, не то что под облака – имена свои рисовать.

Петров Е.П., Ильф И.А. Двенадцать стульев


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.