nik_rasov

Category:

Кораблекрушения. Людоедство в шлюпке

В 1799 году остров Святой Елены ещё не приобрёл славу и всемирную известность последнего пристанища Наполеона.

Звезда Бонапарта в том году ещё только восходила на небосклоне мировой политики: генерал воевал в Египте и Сирии и, вернувшись в Париж, участвовал в перевороте 18 брюмера, в результате которого он получил консульство.

Но остров Святой Елены уже тогда являлся важным пунктом для мореплавания. От этого небольшого клочка суши, готового предоставить путешественникам запасы пресной воды и продовольствия, расходились пути в Азию — вдоль Африканского континента — и к берегам Южной Америки. 

В 1799 году остров (как и сейчас) находился под властью Британской короны. Королевский флот следовал очевидной и простой стратегии — для господства на просторах Мирового океана удерживал за собой ключевые пункты, располагавшиеся на перекрёстках морских путей.

И потому на острове Святой Елены существовала уже в те годы крепость, которую занимал британский гарнизон.

10 июня 1799 года к солдату первой артиллерийской роты Джону Броуну подошёл канонир Маккуинон и поинтересовался: не надоела ли Джону служба в этом богом забытом месте, и нет ли у него желания бежать с острова на американском корабле?

Так среди английских солдат составился заговор с целью оставления службы и нарушения присяги.

Всего в нём участвовали шесть человек — Броун, Маккуинон, Маккуин, Бригоус, Парр и Конвей.

Парр имел опыт службы на море и слыл умелым моряком.

Сговорились с капитаном американского корабля «Колумбия», стоявшим на рейде, и принялись готовить побег.

Чтобы не навести на американцев подозрения, решено было покинуть остров на китобойном боте, а уже в море капитан «Колумбии» Лелар должен был принять беглецов на борт.

Тайну, по-видимому, сохранить не удалось, и около полуночи заговорщики заметили у крепостных стен свет фонарей, предположили, что это солдаты, отправленные на их поиски, и поспешили занять места в боте и отплыть.

С собой у них имелся запас сухарей, четырёхвёдерный бочонок с пресной водой, компас и вёсла. Паруса на боте не было, а октант — навигационный прибор — беглецы то ли забыли, то ли впопыхах утопили в море.

Как бы то ни было, а плаванье не обещало быть долгим, и никто особо не беспокоился о припасах. Даже не имелось никакой посуды, которой можно было бы вычерпывать морскую воду из бота, заполненного ей почти наполовину.

Однако рандеву с «Колумбией» не состоялось. Заговорщики провели двое суток в море в ожидании корабля, но его паруса так и не показались.

Решились было следовать к острову Вознесения, лежавшему на расстоянии более тысячи километров на северо-запад от острова Святой Елены. Но остров мореплаватели не нашли и тогда у них созрело новый план.

Экипаж бота понадеялся достигнуть берегов Южной Америки, желательно города Рио-де-Жанейро. У дезертиров была карта и они проводили простейшие счисления, пытаясь держать верный курс, что при наличии компаса не было таким уж сложным делом.

Паруса соорудили из рубашек, фуфайки пришили к штанам, чтобы не так стардать от холода, а вот со съестными припасами и водой было худо, поэтому сразу же установили нормы потребления того и другого.

Команде маленького бота предстояло преодолеть не менее 3000 километров по пустынным водам Атлантики вдали от гостеприимных берегов.

Сухари вышли уже на 16-й день плавания — 26 июня. Джон Броун срезал кожаную подошву своего башмака и попытался её съесть. Подошва оказалась пропитана солёной морской водой, и он не смог проглотить ни куска. Позже беглецы расслоили её, поделили и кое-как употребили в пищу, которая, впрочем, не принесла им никакой ощутимой пользы.

1 июля Парру удалось добыть багром дельфина. Тушу втащили на борт, разодрали на части и повесили их вялиться на солнце. Мяса дельфина хватило на четыре дня, а после англичан вновь стали преследовать муки голода.

Парр, Бригоус, Конвей и Броун предложили решить все проблемы единым махом — проломить дно шлюпки и покончить и с собой, и со всеми своими мучениями. Но двое других ответили, что негоже человеку самому прерывать свою жизнь, и что уж господь найдёт средство позаботиться о несчастных путниках.

В полдень 5-го июля Маккуинон предложил бросить жребий.

Все согласились.

Из голосования исключили Парра. Он заболел горячкой, отчего по всему его телу пошли пятна. Поэтому обязанность судьи возложили на Парра.

Он написал номера на пяти клочках бумаги и сложил их в шляпу. Остальные, с завязанными глазами, поочерёдно доставали бумажки и клали их себе в карман. Затем Парр спросил: на какой номер падёт жребий?

На пятый, был ответ.

Каждый достал из кармана доставшийся ему номер.

Пятый оказался у Маккуинона — зачинщика побега.

Заточенный гвоздь заготовлен был заранее. Маккуинон сделал три надреза: один на ноге, и два на руке — у локтя и на запястье. Он помолился богу об отпущении грехов и через четверть часа скончался.

Тело не успело ещё остыть, когда Бригоус отрезал большой кусок мяса от ляжки Маккуинона и вывесил его на солнце. Этим куском мореплаватели питались два дня.

Тело их товарища превратилось в источник пищи. Через каждые два часа тело погружали в море, стараясь предотвратить порчу мяса, затем доставали и отрезали от него новые куски.

И так они путешествовали некоторое время, питаясь человеческим мясом, пока 8 июля Джон Броун, стоя на руле, не обратил внимания, что вода вокруг бота изменила цвет.

Солнце ещё не поднялось над горизонтом. Броун разбудил своих товарищей и все пристально оглядывали океан, надеясь различит признаки близкого берега.

Когда окончательно рассвело, и окрестности осветились, дезертиры увидели берег. Он находился прямо по курсу.

Шлюпку и измученных людей встретил сильный прибой. Буруны опрокинули бот, и Маккуин и Бригоус утонули. Долгожданного берега удалось достигнуть только Парру, Броуну и Конвею.

Трёх человек приютила в своей хижине старая индианка. Она знала португальский язык, Броун тоже его немного понимал, и беглецы узнали, что очутились в Бразилии — владениях Португалии.

Несмотря на свой измученный вид, трое пришельцев стали причиной переполоха — их приняли за французов, враждовавших с португальцами, и весть о высадке неприятеля передали властям.

Но вскоре недоразумение разрешилось, а беглецы рассказали, что они англичане и поведали байку о том, как им троим удалось спастись на шлюпке с погибшего корабля, шедшего из Ливерпуля.

Англичан доставили в Рио-де-Жанейро, куда они так стремились. Затем их пути разошлись, а в декабре 1799 года бывший рядовой артиллерийской роты Джон Броун предстал перед следственной комиссией, собранной по случаю дезертирства его и его сослуживцев, и под присягой поведал историю их несчастливого плавания с назидательной целью — отговорить других от совершения таких же безрассудных поступков.

     

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.