nik_rasov

Categories:

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5

Цикада сидела молча, пытаясь слиться с выгоревшей травой, и думала, что мы её не видим.

Но мы её, конечно, видели.

И товарищ поведал мне историю про цикаду.

В детстве, из романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан», он узнал, что существует на свете муха це-це. И в его голове это африканское насекомое как-то объединилось с нашей крымской поющей цикадой, и он некоторое время думал, что если цикада укусит человека, то на того нападёт сонная болезнь, и человек уснёт и больше никогда не проснётся.

Закончив рассказ, кавторанг нагнулся и поднял цикаду.

Цикада поняла, что попалась и громко и отвратительно заверещала.

Я, может, и сам бы так себя повёл, если бы меня вдруг схватила чья-то огромная рука.

Я слышал, что японцы ловят цикад, строят для них маленькие клеточки, и цикады сидят в этих своих жилищах и услаждают слух азиатских меломанов.

Странные люди — японцы.

А друг мой тем временем отпустил цикаду, и она полетела противоприцельным зигзагом и очень громко ругала нас на лету.

Этот случай доказывает, что цикадам, чтобы петь, не обязательно сидеть на ветке или на твёрдой земле. Им вполне удаётся это дело и в полёте.


А мы бросили последний взгляд вокруг, прежде чем покинуть смотровую площадку.

Мне хотелось пройти на утёс, который виднелся неподалёку

И посмотреть какой вид открывается с него. И хотелось поближе подобраться к соснам, что цеплялись за камни своими корнями.

Но прямой путь преграждала пропасть, и мы прикинули, что дорога туда-обратно растянется километра на два, а нам не хотелось терять много времени, ведь до конца маршрута было ещё идти и идти.

И мы вернулись на поляну, покинув «Затерянный мир».

Указательная стрелка на столбе тыкала в две дороги сразу, и мы некоторое время колебались — по которой из двух нам продолжить путь, но наконец решили довериться той, где на дереве висела табличка со словом «Выход».

А вскоре мы убедились, что идём правильно, заметив на дереве знак маршрута, нарисованный красками.

Эти знаки попадаются вдоль Тропы то на стволах деревьев, то на камнях, и их нарисовали когда-то добрые люди.


И мы вступили в зачарованный лес.

Не скажу, что это было просто сделать.

Необходимо было преодолеть ворота.

И сразу начались чудеса.


Уютные полянки манили нас.

Они тихим шёпотом приговаривали: «Прилягте на наш мягкий цветочный ковёр, усталые путники, и отдохните в тени дерева!»

Скамья умильно вещала: «Сядьте на меня, друзья, и съешьте пирожок и кусочек колбаски, вам некуда спешить!»

А грибы кричали: «Соберите нас и распихайте по сумкам и рюкзакам!»

И даже большие лужи прикидывались лесными озерцами и приглашали отдохнуть у их бережков.

Указательный столб и тот искушал нас и пытался отвадить от тропы.

Он говорил нам, что до конца маршрута идти ещё пять с половиной часов, а если мы свернём на другую тропку, то за два с половиной дойдём до ближайшего села, где можно сесть на автобус или вызвать такси и поехать наконец по домам отдыхать.

Но мы не сдавались.


И тут перед нами показался хозяин леса.

Не видите?

А он между тем в самом центре фотографии.

Вот я его сейчас увеличу — алле-оп!

Это был жук-олень размером с воробья.

Он трепетал своими крыльями, издавал грозное гудение, а голова его была увенчана длинными рогами, словно боевой шлем какого-нибудь средневекового рыцаря.


Потом жук-олень улетел, все чары с нас сразу спали, и мы вспомнили, что идём по заказнику «Мыс Айя», в котором бродят «полувольные» копытные звери, и я сказал, что хорошо было бы с кем-нибудь из них повстречаться.

Например, сказал я, можно было бы взглянуть на миленьких, полосатеньких диких поросят.

А кавторанг сказал, что такие миленькие поросята обычно ходят с мамой, а какой у неё нрав — неизвестно.

Я сказал, что — да! — а на дерево мы уже вряд ли сможем влезть, если что.

И мы немного подискутировали по этому поводу и сошлись во мнении, что если нам действительно попадутся кабаны, то на дерево мы всё же залезть сумеем.

Причём выполним это упражнение очень быстро и так, что сами не успеем понять, как оно так ловко у нас вышло.


Но никаких зверей мы не встретили, а только видели место, к которому они приходят полизать соль.

Соль лежала в кормушке, вырезанной из бревна. Куски соли были большие и похожие на белые карамельки-подушечки, которые долго обсасывали во рту — такие они были гладкие и закруглённые по краям.

— Это для кого? — не совсем умно спросил я.

— Для лосей, — сказал кавторанг.

А я неуверенно возразил, что лосей в крымских лесах нет.

Ну, только, может, олени, да косули всякие.


Потом лес стал редеть, а Тропа чаще шла вверх, чем вниз.

Над нами тоже где-то возвышалась невидимая за деревьями гора.

Несколько камней, упавших с её склона, преграждали Тропу.

Затем мы разглядели и саму гору, и поняли, что вскоре нам опять придётся двигаться вверх.

И мы решили устроить небольшой привал и выпить чая.

А полноценный обед и более продолжительный отдых мы твёрдо пообещали себе как только дойдём до родника.

То есть часа через два.


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.