nik_rasov

Небольшое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 2

«Как же, чёрт побери, могло случиться, что с этой страстью к приключениям, с этой потребностью в сильных ощущениях, с этим помешательством на странствиях, на бешеной скачке очертя голову Тартарен из Тараскона безвыездно жил в Тарасконе?

А между тем это так. Бесстрашный тарасконец дожил до сорока пяти лет и ни разу не ночевал за городом».

Альфонс Доде «Тартарен из Тараскона»


Тут следует заметить, что между мной и Тартареном существуют всё ж таки значительные отличия, и я кое-где побывал, кое что видел, и за городом ночевать мне приходилось.

Да и в походы ходил в молодости и даже сохранились кое-какие фотографии.

Правда, не разобрать толком лиц на выцветшей фотобумаге.

И сделаны снимки неумелыми руками.

Но виден за нашими спинами крымский лес из прошлого века.

И с фотографий улыбаются те, кого уже и нет с нами.

На третьем снимке сверху я сижу с ложкой и миской, словно царь, держащий скипетр и державу. 

А на первых двух фотографиях я в тельняшке и кепке, и мы с моим другом позируем для съёмки, попеременно сидя друг у друга на плечах.

Вот, собственно, мы с ним вдвоём и отправились в поход по Тропе, спустя более чем тридцать лет после наших прежних походов.

Течёт время, да...

А дружим мы с тех пор, как в первом классе учительница по какой-то, одной ей ведомой причине, усадила нас за одну парту.


А протяжённость Большой Севастопольской тропы от Балаклавы до Любимовки составляет 117 километров.

Но она разделена на несколько отрезков, которые можно преодолеть в течении одного дня, что для нас вполне подходило.

Мы выбрали самый первый маршрут Балаклава — Ласпинский перевал.

Его длина 18 километров.

Начинается он в Балаклаве, и там и берёт своё начало Тропа.

Но мы решили идти от Ласпи. Во-первых, солнце будет светить нам в затылок, а не в лицо, решили мы. Во-вторых, так большее расстояние мы будем двигаться под уклон (хотя, как выяснилось, подъёмов и при таком раскладе оказалось вполне достаточно). А в-третьих, путь свой мы заканчивали бы в Балаклаве, а это уже практически Севастополь, и оттуда нетрудно добраться домой.

Словом, хоть и не по прямой, но мы двинулись с востока на запад.

Потому что все мы собираемся когда-нибудь поехать на Запад. На Запад ты едешь, когда истощается почва и на старое поле наступают сосны. На Запад ты едешь, получив письмо со словами: «Беги, всё открылось». На Запад ты едешь, когда, взглянув на нож в своей руке, видишь, что он в крови. На Запад ты едешь, когда тебе скажут, что ты – пузырёк в прибое империи. На Запад ты едешь, услышав, что там в горах полным-полно золота. На Запад ты едешь расти вместе со страной. На Запад ты едешь доживать свой век. Или просто едешь на Запад.

Роберт Пенн Уоррен «Вся королевская рать»


На сайте указывалось расчётное ходовое время:

 4 часа - при скорости до 4,5 км/ч (отличный уровень физической подготовки, очень быстрая ходьба с суммарной продолжительностью остановок до 20 минут). 8 часов - при средней скорости от 2,5 км/ч (активная ходьба с остановками для осмотра достопримечательностей и любованиями видами (в сумме - 1 час) и одной остановкой на полчаса для отдыха).

Естественно, мы предполагали уложиться хотя бы в отпущенные 8 часов. 

Насчёт своих способностей ходоков мы не обманывались и знали, что если кого и сможем обогнать в дороге, то только нападающих сборной России по футболу, если они нам вдруг попадутся.


И на сайте Тропы ещё имелась вот такая диаграмма

на которую я поначалу не обратил особого внимания, а уже позже, когда все эти синенькие зубчики приняли вполне осязаемую форму подъёмов и спусков по сыпучим тропам, я с интересом принялся за её изучение на информационных стендах.

И перепады высот крымского побережья вдруг стали для меня очень важны.

Из графика видно, что с какой стороны вы бы не принялись за маршрут, в самом его начале вас всё равно будет ждать довольно крутой подъём. Только от Балаклавы он более затяжной и идёт по безлесной местности, а со стороны Ласпи деревья спрячут вашу голову от солнца.

Приятный бонус — окончание маршрута всегда заканчивается спуском.


А пока было 8 утра, совершенно не жарко и идти было приятно.

Попадались грибы.

Поначалу грузди, потом ещё какие-то, наверное, крымские белые, и вот такие красавцы.

Признаюсь, у нас возникло желание заняться «тихой охотой», но мы побоялись увлечься этим делом в ущерб нашему предприятию, и грибов не насобирали.

Отчего нас до сих пор ненавязчиво душит жаба.

А Тропа забирала всё выше.

С некоторых участков можно было увидеть ближайшие горы.

Столбы не давали сбиться с дороги и стояли на всех развилках.

А в мешанине лиственных деревьев всё чаще попадался можжевельник.

Ещё было вот такое дерево, но я не знаю, как оно называется, но оно наверняка известно нашему другу по ЖЖ lugovskaya_l, и она нас сможет просветить.

Ведь правда?

В лесу хорошо были заметны следы того ливня, что затопил недавно Ялту.

Остались глубокие русла, по которым неслись дождевые потоки с гор. Валялись принесённые ими камни.

И Тропу время от времени перегораживали стволы упавших деревьев.

А Тропа меж тем всё поднималась и поднималась и я должен признаться, что очень устал по ней идти.

Футболка стала мокрой от пота — хоть выжимай. Перед лицом навязчиво кружились мелкие мошки и пытались окончательно отравить мне радость от прогулки — норовили забраться в рот или в глаз, и сопровождали меня на протяжении всего подъёма, как дельфины сопровождают корабль.

Только я-то не корабль. Я-то живой, и когда я приложил руку к груди, то почувствовал, как изнутри кто-то бьёт в неё тяжёлым молотком и просится наружу. 

И вот когда силы уже почти закончились, среди деревьев показался просвет.

И Тропа выровнялась, идти стало легче, и усталость тут же прошла.

Удивительно, как порой мало человеку надо для радости — просто кусок более-менее ровной поверхности, по которой можно идти не сильно напрягая мышцы.

А вышли мы к сетчатому забору.

Это огороженный участок на мысе Айя, где держат разных копытных животных не на тюремном режиме, как в зоопарке, а в «полувольном».

Называется парк-вольер.

По крайней мере так было сказано на щите.

А настоящие красоты, как выяснило позднее, ещё и не думали начинаться по-настоящему.

И в заключение сегодняшнего рассказа, хочу поставить точку в вопросе обуви и снаряжения.

Для похода я купил кроссовки Reebok за 2150 рублей. И хоть они были неразношенные, но быстро приспособились к формам моих ног и нигде не натёрли. И хорошо цеплялись за грунт своей ребристой подошвой.

Я брал не кожаные, а тканевые, в надежде, что ногам не будет слишком жарко, и так оно и вышло.

Нёс я с собой небольшой запас еды, термос с чаем и полуторалитровую бутылку кипячёной воды. Но жажда почти не испытывал и воду пил редко, а чай — на привалах.

Воды мы потом вдоволь напились на роднике.

Всё это я нёс в сумке, повесив ручки на плечо. Груз меня не беспокоил.

Но должен признать, что с рюкзаком за спиной было бы удобнее, так как иногда для продвижения вперёд требовались обе руки, а сумка болталась сбоку и мешала хвататься за всякие там камни и веточки.

Ещё я брал с собой на всякий случай пластырь. Но ног не натёр, пластырь не понадобился, и я его выложил на дно сумки, а в пустую коробочку складывал окурки.

И на всём маршруте мы не оставили после себя ни грамма мусора.

Хоть медаль нам давай, ей-богу!


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.