nik_rasov

Categories:

Кораблекрушения. Английский корабль "Гросвенор" 1782 год. Трагедия выживших. Часть 3

Они как раз брели по бесплодной местности, где нельзя было встретить источников пищи и пресной воды.

Люди пили собственную урину. В качестве посуды использовали морские раковины. Условности цивилизованного мира были отброшены. Если кто-то не мог помочиться и наполнить раковину, он занимал питьё у товарища и возвращал долг, как только мог это сделать.

Двое упали на песок. Сказали, что предпочитают умереть здесь, чем продолжать этот долгий, тягостный, бессмысленный путь. Никто не мог им помочь. Их спутники удалились, проливая бесполезные слёзы по оставленным.

Вечером «гросвенорцы» спустились в глубокую лощину в поисках родника. Но воды они не нашли, а глазам их предстало зрелище, которое наполнило сердца некоторых путников суеверным ужасом.

Они нашли мертвеца. Тот был из экипажа «Гросвенора» и ему кто-то отрубил правую руку. А этот человек при жизни, когда утверждал что-либо, имел привычку при этом добавлять: «Пусть дьявол отрубит мне правую руку, если я солгал!» Теперь, когда он умер, всё выглядело так, словно слова этого человека сбылись.

Однако даже обстоятельства с налётом мистицизма не стали поводом забыть о насущном, и один из путешественников, потерявший свою одежду при переправе через реку и шедший нагишом, снял с мертвеца платье и надел его на себя.

Прошло ещё несколько дней.

От отряда осталось всего три человека: Гаинс, Эванс, Вормингтон.

Вормингтон сказал, что настала пора тянуть жребий.

Какой?

Пищи нет. Воды нет. Пора тянуть жребий и тот, на кого он падёт, пусть станет пищей для двух остальных. Напоит их своею кровью и насытит своею плотью.

Нет, сказали Гаинс и Эванс.

Тогда я не пойду дальше, а останусь здесь и умру, сказал Вормингтон.

Они расстались и только двое уже шли вперёд, а сверху на них отвесно падали лучи полуденного жаркого солнца. Глаза уже почти ничего не видели, а уши с трудом могли улавливать звуки. Сознание меркло.

И тут Гаинс и Эванс заметили впереди каких-то больших птиц, но то оказались вовсе не птицы, а четверо «гросвенорцев» из другого отряда. У них с собой была пресная вода. 

Большой запас пресной воды.

Гаинс и Эванс пьют. Их товарищи возвращаются за Вормингтоном и приводят его к остальным.

Потом они идут дальше.

Умер капитанов слуга. И все стали всерьёз обсуждать, что следует-де  разделать его тело, приготовить и съесть, но тут им попался мёртвый тюлень, и мертвеца похоронили.

Вообще мертвецов иной раз хоронили, но обряд этот оказывался довольно бесполезен — хищники отыскивали трупы и выкапывали их. А, случалось, добычей зверей становились обессиленные люди, отбившиеся от отряда.

Наконец путешественники достигли такого места, где им удалось спокойно передохнуть некоторое время. Здесь раковины имелись в изобилии, а рядом из родника лилась прозрачная чистая вода. Люди выспались, отдохнули, силы их начали восстанавливаться. Вместе с силами пришла и бодрость духа.

Они вновь поверили в себя.

Это помогло «гросвенорцам» преодолеть ещё одну широкую реку и пройти по безлюдной степи, путь через которую занял у них шесть дней.

Потом они нашли очередную тушу мёртвого кита, а поблизости — родник с питьевой водой. И они, уже умудрённые опытом, решили стать лагерем и хорошенько отдохнуть, прежде чем вновь пуститься в дорогу.

И здесь, когда они срезали мясо с останков кита, они вдруг заметили двух вооружённых людей. У людей были с собой ружья и это так напугало потерпевших кораблекрушение, что они сделали попытку укрыться в лесу. Но двое с ружьями догнали их и заговорили с ними на языке, в котором слышалось нечто знакомое.

Эти двое были жителями голландского поселения. Они бродили по окрестностям и искали потерявшийся скот.

«О, вы собираетесь есть этого протухшего кита? — спросили они. — Нет-нет, не делайте этого. Совсем скоро вы получите на обед кое-что во много раз лучше!»

«Какое сегодня число?» — спросили «гросвенорцы».

Им ответили — 29 ноября.

С момента крушения прошло 117 дней, и это был тот срок за который эти шестеро выживших преодолели путь, который в самом начале надеялись одолеть за пятнадцать-шестнадцать дней.

Спасённых отвезли на мыс Доброй Надежды. Кое-кому из них повезло вернуться в Англию.

Голландцы организовали спасательную экспедицию в глубь Кафрарии. Из мореплавателей с «Гросвенора» им удалось отыскать трёх британцев, двух негритянских служанок и семерых ласкаров. Ласкары — это индийцы, которых нанимали матросами на английские корабли. Так как они считались людьми второго сорта, то их содержание обходилось Ост-Индийской компании гораздо дешевле, чем содержание моряков-англичан.

Все эти люди жили в туземных племенах. Голландцы увели их с собой.

24 августа 1790 года, то есть восемь лет спустя после кораблекрушения, была сформирована и отправлена ещё одна экспедиция, так как до местных властей доходили неясные слухи о белых людях будто бы томящихся в рабстве у кафрских племён.

Экспедиция побывала на месте гибели «Гросвенора». От корабля не осталось и следов. Только несколько пушек, да остатки корабельного балласта ещё напоминали о разыгравшейся когда-то трагедии.

В одном из племён обнаружили трёх старух, но какой они были национальности и как попали к туземцам — не известно. Старухи утверждали, что они сёстры и очутились в здешних местах ещё тогда, когда были детьми. И что попали они на берег с какого-то утонувшего корабля. Но, учитывая их возраст, это никак не мог быть «Гросвенор».

Голландцы предложили старухам и их потомству отправиться вместе с ними в поселения белых людей, но старухи ответили, что сейчас пора жатвы и они никак не могут оставить свою деревню. Может как-нибудь потом... попозже, сказали они.

Так и завершилась одиссея экипажа и пассажиров корабля «Гросвенор». Более сотни человек безвестно канули на просторах Чёрного континента.

А сам корабль приобрёл довольно широкую известность.

В трюмах «Гросвенора», как считают, находился изрядный груз алмазов, сапфиров, рубинов и изумрудов. Кроме того, говорят, на корабле везли две драгоценные статуэтки павлинов, которые когда-то украшали трон Великих Моголов. 

И в XIX и в XX веках создавались синдикаты по поиску затонувших сокровищ. Но все попытки проникнуть внутрь корабля были малоуспешными — находили, конечно, золотые монеты, всякую утварь, да пушечные ядра, но до баснословных ценностей так никто и не добрался.

«Гросвенор» всё глубже уходил в песок и продолжал хранить доверенный ему груз.

Хранит он его до сих пор. 

 


promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.