nik_rasov

Categories:

Собеседование 26

Словно и он и Кира кружились вокруг установленного кем-то центра и ничегошеньки не могли с этим поделать. И были не вольны в своих действиях. И оба были вписаны в неизвестный им план.

А центром, вне всяких сомнений, безусловно являлась компания «Метрополия».   

Андрей посмотрел на Валерия. Подумал: на экране моя жена, а он знает? И не потому ли «Вергилий» выбрал именно этот ролик? 

А сам «Вергилий»? 

Собеседник и советчик без лица.

Неосязаемый помощник.

Замок стоит посреди леса. Заходи-ка в него, гость, и садись за стол. И невидимый хозяин станет потчевать тебя редкими яствами. Вино само польётся в золотой кубок. Где-то тихо и приятно зазвучит музыка.

Заходи-ка!

Но не рви цветочек аленький, что растёт во дворе. Не то затрещат ветви, и хозяин покажется. И обретёт и вид, и форму, и станет зримым, и то, что ты, гость, увидишь, тебе не понравится.

И что будет?  

Не таков ли этот «Вергилий»?

Не таков ли?

Даже и ни к чему доказательства. Без сомнения, «Вергилий» знал, а вот знал ли Валерий, Андрей не стал принимать в расчёт. Не та фигура. Закончится стажировка, Андрей вольётся в коллектив «Метрополии», а Валерий всё также будет натаскивать своих «огурцов».

Сейчас он почему-то боится обычной медсестры, а придёт время и он будет так же бояться Андрея. 

Так что нет, не фигура.

И Андрей не подал вида. Ничего никому не стал говорить. Лишь почувствовал, как внутри растёт злоба и заполняет всё его тело так, что чуть затряслись самые кончики пальцев. Сердце качало кровь и вместе с ней разносило злобу по магистралям. Гнало по артериям, по венам, сквозь все мелкие капилляры, пока не наполнила его целиком, как газ наполняет оболочку аэростата.

И от этого даже стало приятно и весело. Злость давала энергию. Маленькие корпускулы, растворённые в крови Андрея. Молекулы из двух атомов злобы, да одного атома радости.

И злился он не на Валерия, не на «Вергилия» и тем более не на этого Максима с его видеозаписями, а на свою жену Киру, которая умудрилась как-то угодить во всю эту историю. И хоть он и понимал, что всё получилось неумышленно, но ничего не мог с собой поделать и вину за этот случай полностью возложил на Киру.

«Клуша!» — подумал он о ней. И даже то, что она потеряла работу, вернее как нелепо это произошло, вдруг начало Андрея раздражать.

Андрей вспомнил, как где-то слышал, что три года — срок критичный для семейной жизни.

«Что ж, — подумал он. — Три года как раз миновали»,

И ещё...

— ...не можешь?

— Что? — переспросил Андрей.

Он обернулся к Валерию, укрывая собственные мысли за зеркальной оболочкой своих глаз.

— Сам дату посмотреть не можешь? — второй раз спросил Валерий. — «Вергилия» не обязательно дёргать по всем мелочам. Смекнул, аналитик?

— Больше не буду, — сказал Андрей и улыбнулся своей самой добродушной улыбкой. И тут же атаковал, — А почему ты выбрал этого Максима? Что мы можем ему предложить? Он же не платежеспособен.

Валерий цокнул языком.

— Я тебе говорил — компания «Метрополия» принимает платежи в разной валюте. Так что, на наш взгляд, неплатежеспособных людей просто не существует. А продать мы ему должны то, что ему действительно необходимо, что он желает сильно заполучить, смекнул?

— И что же это? — спросил Андрей.

— Думай, аналитик, думай! Чего он хочет?

— Ну... Хочет вести свой видеоканал, но у него не получается.

— Так. А почему не получается?

— Не хватает материала?

— В точку! Смотри!

Валерий пальцем подчеркнул строчку на экране.

— Каналу он уже придумал название: «Смерть в прямом эфире». Обычное название — ни плохое, и ни хорошее. И уже, вроде, где-то использовалось. Но он дал такое название и выложил одну запись. Он случайно снял, как парня сбила машина, и решил завести канал, но больше ему так не повезло и других записей у него нет. Так что?

— Что? Мы можем помочь ему с наполнением его канала?

— Более-менее. 

— И что мы ему будем продавать?

Валерий на миг задумался, потом сказал:

— Смартфон. Парень явно нуждается в новом смартфоне с хорошей камерой.

— Обычный смартфон? — удивлённо спросил Андрей.

— Обычный, — подтвердил Валерий. — Но не вполне. Парень жаждет снимать смерть, вот мы и предоставим ему такую возможность. Его новый смартфон будет запрограммирован так, что искать контент станет совсем просто.

*** 

 Лица, лица, лица...

Кожа, обтягивающая череп и прокладку из мимических мышц. 

Жуёшь ты или грустишь, веселишься или чихаешь — всё отражается на лице. Люди носят их. Узнают по ним друг друга. Кривят при встрече или накладывают на них улыбку.

Каждый день на улицы города выходили тысячи лиц. Совсем разных и, отчасти, похожих.

И никогда раньше с Игорем подобного не происходило. В первый раз так вышло.

Он ходил по городу. Смотрел в лица. И некоторые встреченные женщины носили Кирино лицо. Игорь смотрел и думал, что вот идёт Кира. Но потом оказывалось, что это вовсе не она. Проходило ещё некоторое время, и он вновь встречал Киру в толпе.

Но тут же выяснялось, что он ошибся опять.

И совершенно неуместно он ошибался, но так уж выходило, что почти каждая молодая, стройная, темноволосая женщина напоминала Игорю Киру. Каждая из них, при мимолётном взгляде, казалась ей.

И Игорь поначалу не понимал в чём дело, пока не осознал, что думает о Кире почти постоянно, с той самой встречи в кафе, когда они пили кофе, ели печенье, а по стеклу стекали капли дождя.


 

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.