nik_rasov

Categories:

Собеседование 25

Но так как текст нельзя было переслать простым нажатием клавиши, Юрий Сергеевич положил лист бумаги в папку. Придавил его подпружиненным рычажком, папку взял в руку и направился в сторону лифта.

Подготовленную сводку требовалось отнести адресату.

Генеральному директору компании «Метрополия» Виктору Лозинскому.

И из недр здания — наверх. Через прямоугольную шахту лифта. В тот кабинет, где дерево, стекло и вид на городские крыши.

Секретарь в приёмной ничего не сказала. Скрестились взгляды, но ни вопросов, ни пожеланий доброго дня. Всё ясно: старший аналитик компании «Метрополия» идёт к генеральному директору, который его ждёт.

И даже нельзя сказать, что ждёт. Потому что Юрий Сергеевич точен. Минута в минуту. Виктору Лозинскому не приходится его ждать, и вообще в компании «Метрополия» всё происходит в своё время, и ожидание — не вопрос действия или бездействия, а, скорее, эмоционально окрашенный устоявшийся термин. Такой привычный, что его уже не замечаешь и нет никакой нужды подбирать для этого понятия другое слово.

А так как Виктор Лозинский не ждал Юрия Сергеевича, а был уверен, что вот сейчас, именно в это мгновение, он появится перед ним, Юрий Сергеевич не стал стучать в дверь, а отворил её и переступил порог кабинета.

Генеральный посмотрел на него из-за стола. Не подымаясь и не приветствуя.

Юрий Сергеевич подошёл, раскрыл папку, и положил её на стол.

Виктор Лозинский потратил на чтение одну минуту.

— Насколько точно? — спросил он.

— Слишком заблаговременный прогноз, — ответил Юрий Сергеевич. — Не точность — вероятность.

Спутники и метеозонды. Морские и наземные станции. Тысячи и тысячи датчиков. Их показания сведённые воедино и пропущенные через суперкомпьютер компании «Метрополия».

И венец всего этого — белый листок с машинописным текстом в красной папке.

— То есть зима, по всей вероятности, будет малоснежная?

— Вероятней всего, да, — ответил Юрий Сергеевич.

Тёплый и холодный фронт. Атмосферное давление. Циклоны и антициклоны. Глаза бурь.

Всё то, что ещё держалось на этой планете и не пало под наступлением человечества. Ещё умело хранить тайны и быть неразгаданным, таким же, каким было от начала времён, сохраняя все свойства первородного хаоса. Эта стихия до сих сопротивлялось прогнозированию, и даже такой современный суперкомпьютер, что стоял в подвальном этаже здания компании «Метрополия», не мог просчитать её до конца.

Поэтому Юрий Сергеевич проговорил: «Вероятнее всего, да», и отступил в сторону.

Решение оставалось за генеральным директором.

Тот ещё раз прочёл принесённый текст. Встал. Подошёл к окну. Посмотрел вниз. Посмотрел вверх. Потом открыл дверку стенного шкафа, просунул руку внутрь и вынул из шкафа стеклянный шар.

Внутри герметичной сферы заключена деревенька. Крестьянские избы с печными трубами на крышах. Голубая лента речки. Сосновый бор.

Идиллический мирок русской деревни из сказки, запечатанный в стекле. Открытый взору, но недоступный осязанию.

Виктор Лозинский повертел шар, рассматривая его с разных сторон. Потом потряс его и шар затянуло молочной белизной. Закрутился снежный вихрь. Деревенька скрылась из глаз.

Это длилось мгновение. Потом внутри шара пошёл снег — пластиковая крошка медленно опускалась в глицериновой среде, и вот уже вся деревенька, река и лес оказались завалены снегом.

Юрий Сергеевич взглядом проследил, как генеральный осторожно опустил снежный шар на стол.

Не глядя на подчинённого, Виктор Лозинский неспешно промолвил:

— Уж в одном-то то месте, и совсем неподалёку отсюда, зима будет снежной. Я бы даже сказал — чертовски снежной. И это совершенно точный прогноз.

И затем, всё так же безадресно, добавил:

— Плотники уже остругали доски и сколачиваю скамьи в амфитеатре. Арену посыпали свежим песком, а львов слишком долго держали впроголодь и пора бы позволить им вкусить крови.

Юрий Сергеевич понял, что решение принято и что в его присутствии больше нет необходимости. Он попятился к выходу, нашарил за своей спиной дверную ручку, повернул её и вышел вон.

Виктор Лозинский встал у большого окна и принялся рассматривать город. От  подножия здания «Метрополия» и вдаль — до самого горизонта, где окраинные высотки выступали ломаной линией, словно зубцы кардиограммы на ленте, и сливались с хмурым осенним небом. Виктор Лозинский, как опытный врач, легко читал эту кардиограмму и видел, как сокращается сердце города. Видел все его нарушения, повреждения и пороки.

Потемнело. На город обрушились потоки воды, разом заштриховав прозрачность воздуха точно грифельным карандашом.

Начался тот самый ливень, что запер в кафе Игоря и Киру.

И это был последний дождь в городе этой осенью.

***

 — Стоп! — сказал Валерий. — Вот этот.

Андрей послушно выбрал указанный видеоролик и развернул изображение во весь экран.

Молодой парень. По виду мёртвый или уже умирающий. Сбитый автомобилем на проезжей части. Кто-то снимает его на камеру смартфона. Слышен голос:

 — Же-есть... Чувака сбили прямо сейчас... Сразу труп!

Потом видео обрывается.

— Почему ты его выбрал? — спросил Валерий.

— Из-за большого количества просмотров. Люди проявляют интерес. Да и «Вергилий» внёс его в число перспективных.

— Перспективных? А сам, что думаешь?

— Я никаких перспектив не вижу. Не понимаю, как он может помочь продаже хоть какого-то товара. Может, только как наглядное пособие для изучения правил дорожного движения, но для организации широкого проката он слишком натуралистичен. Или ты думаешь купить права на видео?

— Зачем нам покупать если мы продаём? А натурализм, как ты выразился, наоборот поспособствовал популярности ролика, я так смотрю.

Тут Валерий обратился к третьему, незримо присутствовавшему в кабинете:

— «Вергилий», кто жертва?

Из динамика раздался голос:

— Просто молодой человек. Недавно демобилизовался из вооружённых сил. Переиграл в компьютерные игры и перепутал мир виртуальный с реальностью — не уберёгся на дороге.

— Ладно, — сказал Валерий, — не важно! Кто автор видео?

«Вергилий» ответил без малейшей запинки:

— Студент. Девятнадцать лет. Все данные имеются. Живёт с родителями. Отец предприниматель, мать домохозяйка, но числится сотрудником у мужа, хотя никак не участвует в бизнесе.

— Другие ролики в публичном доступе у этого студента есть?

— Максим, — сказал «Вергилий». — Его зовут Максим. Учится в экономическом на факультете менеджмента. Учёбой интересуется мало. Мечтает путешествовать по миру, снимать видео и с этого жить. Хочет быть популярным видеоблогером.

Пока «Вергилий» выкладывал эту информацию, на экране прежнее изображение сменилось новым.

— Ещё есть только один ролик. Выложен позже предыдущего, хотя снят раньше. Максим решил завести свой канал после того, как случайно снял гибель пешехода. Но никаких новых материалов у него нет и он просто разместил ещё один случайный видеоролик. Интереса он ни у кого не вызвал.

Новое видео было совсем коротким. Снято через окно автобуса или троллейбуса. Сфокусировано на худощавом, высоком мужчине лет сорока, с короткой стрижкой.

Мужчина просто шёл. Уступал дорогу другим пешеходам и сам протискивался сквозь людской поток.

Голос Максима за кадром сказал:

— Запомните этого урода. Цепляется в общественным транспорте к людям. Знает его кто-нибудь? Не будь в автобусе камеры, я бы ему показал!

На этом ролик закончился.

— Эмоциональный молодой человек, — бесстрастно заметил «Вергилий».

— А что, в автобусе действительно камера что-то сняла? — спросил Валерий. — Можешь показать в чём там дело?

Через несколько секунд Андрей и Валерий увидели салон автобуса. Увидели, как тот человек, который в предыдущем видео шёл, уворачиваясь, сквозь толпу, наклонился к какому-то парню. Парень сидел. Рядом стояла пожилая женщина. Видно было не очень хорошо — объектив камеры заслоняли другие пассажиры, а звука и вовсе не было.

— Это, видимо, и есть наш Максим, — сказал Валерий, указав на сидящего парня.

— Он, — подтвердил «Вергилий».

Затем худощавый мужчина ухватил Максима за воротник куртки. Легко приподнял Максима и отодвинул в сторону. Тот отскочил, а мужчина обратился к пожилой женщине и жестом пригласил её сесть на освободившееся место.

— Ясно, — сказал Валерий. — Учитель хороших манер и невежливый отрок.

А Андрей смотрел на молодую женщину. Её тоже было видно на экране. Она стояла совсем неподалёку от главных героев всей сцены и наблюдала.

Андрей узнал Киру.

— А когда это всё произошло? — спросил Андрей Вергилия.

Тот назвал дату, точное время и номер автобусного маршрута.

Андрей быстро подсчитал. Инцидент в автобусе произошёл в тот день, когда он ходил на собеседование. А Кира тогда приняла задаток за квартиру и, скорее всего, ехала в автобусе показывать её клиентам. А квартиру купил Лев Лозинский, советник генерального директора компании «Метрополия» и его родной брат.

И было удивительно, что Андрей вновь вернулся в тот, уже прошедший и не очень-то приятный, день. И странно, что даже в этом случайном видеоролике, выбранном им и «Вергилием» среди тысячи других, он увидел свою жену.

Словно и он и Кира кружились вокруг установленного кем-то центра и ничегошеньки не могли с этим поделать. И были не вольны в своих действиях. И оба были вписаны в неизвестный им план.

А центром, вне всяких сомнений, безусловно являлась компания «Метрополия».     

 

 

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.