nik_rasov

Categories:

Севастополь. В высокой траве

В долинах люди пахали землю и разбивали виноградники.

В море ловили рыбу и ставили у берега пристани для торговых кораблей.

Но крепости они предпочитали строить на вершинах скал и холмов.

В нём каменная крепость, мечеть и пещеры, с удивительным искусством высеченные под крепостью и насупротив нея; ибо город расположен на большой высокой горе, и от этих пещер получил турецкое название. Он был прежде значителен, довольно богат, изобиловал всем необходимым и был замечателен своим местоположением.

Так писал про эти места дипломат польского королевского двора Мартин Броневский, побывавший здесь в 1578 году.

На скалистых горах, больших и высоких, видны явные следы, показывающие, что древнейшие народы Греции добывали здесь огромные камни; и вывозя их на судах из этого узкого места, выстроили из них Корсунь или Херсон, древнейший и знаменитейший в то время город на полуострове.
Видно, что Ингерменская великолепная крепость построена греческими государями; ибо до сих пор ещё ворота и некоторые уцелевшие здания украшены греческими надписями, и гербами. Очень ясно видно, что по всему тому перешейку, даже до стен города, были великолепные строения, и вырыто множество колодцев, из которых многие ещё уцелели; на оконечности же видны две большие широкие дороги, вымощенные камнями. На перешейке видны сады, яблони и другие плоды, и превосходные виноградники, насаженные некогда греками (и теперь называются Белбеком), которыми теперь владеют христианские греки, италиянцы, иудеи и даже немногие турки.

Но канули в Лету те времена.

Прошли народы — тавры, готы, генуэзцы, османы... Ушли Греция, Византия и Рим. 

И не распознать толком следов, оставленных ими.

А над карьером стоит недавний памятник из пиленого известняка.

На нём одно слово — «Клименту».

Был Климент крещён апостолом Петром. 

Тем самым Петром, который как-то трижды отрёкся от своего учителя. А потом бежал из Рима от гнева императора Нерона во время казней христиан, да повстречал на Аппиевой дороге самого Иисуса.

— Куда ты идёшь, Господи? — спросил Пётр.

— Иду в Рим на второе распятие.

И Пётр устыдился, возвратился в Вечный город и был казнён.

А Климента сослали в наши края на каторгу — ломать камень в карьере. И он крестил людей и был утоплен за это в Чёрном море при римском императоре Траяне.

Так пишутся летописи, и не скажешь уже, что в них правда, а что — людская молва.

Лишь выглядывают из высокой травы старые надгробья.

Крест на них сохранился.

Но надписей уже не прочесть.

И рядом стоят другие.

Из времён совсем недавних.

Но тоже — разнятся записи на камне и на бумаге документов.

И среди белого камня выделяется чёрный обелиск.

Слова.

Цифры.

И силуэт самолётного пропеллера.

Из тех годов, когда каждый мальчишка знал, что лётчик-испытатель — самая геройская на свете профессия.


14 июля 1938 года летчик Ершов А. В. с бортмехаником М. Т. Медведевым и инженером 45-го завода П.П.Перминовым и заканчивали сдаточные полеты. Около семи часов вечера при заходе на посадку, во время последнего разворота самолет начал на глазах у очевидцев всё сильнее заваливаться в правый вираж - пока совсем не перевернулся. Как оказалось впоследствии, прядь троса, идущего к элерону, оборвалась, попала в направляющий ролик и зажала управление. Экипаж полный абсолютного доверия к машине, был не привязан, выпал из кресел, и поэтому восстановить нормальное положение самолета не сумел. После 3-4 витков штопора АРК-3 вошел в отвесное пикирование, во время которого оторвалась часть левой консоли. Так, не выходя из пикирования, самолет упал в заросших лесом горах восточнее Севастополя. Ершов, пытавшийся поначалу ухватиться за управление, единственный из экипажа в конце концов выпрыгнул с парашютом. Высоты 50 метров оказалось недостаточно.
Арктический разведчик АРК-3-2. Севастополь, 1938 г.
Арктический разведчик АРК-3-2. Севастополь, 1938 г.

Базировались раньше в севастопольских бухтах «летающие лодки».

Брали разбег на морской глади и взмывали в небо.

Рисовал их художник Александр Дейнека.

А мальчишки следили за их полётом восхищённым взглядом.

«Когда машина выпрямилась, Зоя оглянулась на меня и показала рукой на город.

Севастополь, пёстрый от солнечных пятен, качался и дрожал под ногами, как громадная, сложная карта.

Казалось, что самолет стоит в воздухе неподвижно и трещит, как стрекоза. 

Но колесо, недавно переставшее вертеться, быстро вело через бухты и город ровную линию, скрывая от взгляда кварталы и изгибы берегов. 

Сверху Севастополь был оранжевым от черепичных крыш. Машина шла над ним, вздрагивая и поклёвывая носом. Воздушные токи били в её днище с резкостью кулачного удара. 

Зоя ела виноград».

Константин Паустовский «Чёрное море»

promo nik_rasov january 19, 2020 14:17 42
Buy for 10 tokens
Когда мне было три года, я схватил партбилет деда, засунул его в рот и принялся жевать. — Что там у тебя? — крикнула мама. — Перестань тащить в рот всякую гадость! Дед забрал свой партбилет, обтёр его о штаны и спрятал за дверцу буфета. — Дочка, — сказал он маме. — Мне приятно, что ты умеешь…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.